АМАК-система в исторической перспективе

АМАК-система в исторической перспективе

Не знаю, как с точки зрения официальной сельскохозяйственной науки классифицировать исторические этапы развития техники земледелия, но я бы выделил три этапа. Первый – этап примитивной техники. Он начался в глубокой древности от применения земледельцем «палки-копалки» и закончился с появлением первого трактора. Второй этап – тракторное земледелие, которое началось с появления тракторов и распространено сегодня повсеместно. Третий этап – заводское земледелие, когда растениеводческая продукция производится электрифицированными и автоматизированными заводами. Первый шаг в этом направлении сделал английский инженер Халкотт ещё в 1861 году, поставив на два паровоза металлическую ферму и подвесив на неё плуги. Этот метод земледелия назвали «мостовым», поскольку ферма представляла мост, опорами которого служили паровозы. К сожалению, построить своё устройство Халкотту не удалось, и о мостовом земледелии забыли.

Случайно, а может и не случайно, идея мостового земледелия пришла в голову молодому учителю из подмосковья Михаилу Правоторову, который в 1931 году, не зная ничего о Халкотте, предложил проект «Мостового стана», реализующего идею мостового земледелия. Со своим проектом он стал «носиться» по различным московским инстанциям, предлагая его построить и применить на деле. Народный комиссариат земледелия одобрил идею, выделил даже какие-то деньги на строительство мостового стана Правоторова, но вскоре дело заглохло, поскольку официальная наука ВАСХНИЛа высказалась категорически против мостового земледелия. Правоторов начал искать «правду-матку», требовать внимания к своему изобретению, перешел дозволенные границы чиновничьих инстанций и на 8 лет угодил в места не столь отдалённые. Вернувшись в Москву, затих, но не сдался. Я встречался с ним в 1981 году на его маленькой московской квартирке, слушал его жесткие в адрес советских чиновников слова и беспощадную критику в адрес ВАСХНИЛа. Вскоре Михаил Правоторов умер тихо и никому не известным изобретателем мостового стана. Прощаясь со мной, он заговорщически тихо поведал, что все свои записи и чертежи уложил в алюминиевый бидон, залил его воском и закопал в одном из московских дворов.

После Правоторова появлялось ещё несколько проектов устройств мостового земледелия. Так, например, в 1951 году польский инженер Болислав Свецкий предложил проект мостового устройства для производства зерновых. В его проекте вместо двух паровозов используется один электровоз, устройство электрифицировано, орудия труда подвешены не на одну ферму, а на два «крыла» электровоза. Параллельно с железнодорожным путём проложен оросительный кана, а также контактная линия электропередачи, которая используется так же, как в современном троллейбусе. На своё мостовое устройства Болеслав Свецкий получил патент (№ 36445, кл. 45а, 5/00, 1951).

В 1977 году советский радиоинженер Юрий Жуков, используя методы телевизионной автоматики, конечно же не зная о проектах Халкотта, Правоторова и Свецкого, предложил проект «АМАК-система», в котором так же используется метод мостового земледелия. На свою АМАК-систему он получил 13 авторских свидетельств на изобретения (№ 884598, № 852198, № 906429 и др.). Получив на свой проект одобрение расширенного Учёного совета Томского университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), где он работал, Юрий Жуков, как и Правоторов, стал «носиться» со своим проектом по разным инстанциям в поисках финансирования для реализации проекта «в металле» и для его внедрения для начала в зерновом производстве страны. Предложение ТУСУРа о целесообразности внедрения АМАК-системы пролежало более года в Томском обкоме КПСС и при полном безразличии Лигачёва Е. К. (в ту пору первого секретаря) вернулось в ТУСУР без каких-либо комментариев. Жуков, при поддержке ТУСУРа, в период с 1980 по 1990 годы обращался и в ЦК КПСС, и в ВАСХНИЛ, и в Госкомитет по науке и технике, и в Минсельхоз, докладывал на Всесоюзных конференциях, но проект АМАК-ситсемы и по сей день остался только проектом. На каком-то этапе своих «хождений по мукам» Жуков вспомнил о Правоторове, о его жизни в местах не столь отдалённых, и попытался забыть свою АМАК-систему. Ушел с головой в свою педагогическую работу, ничего общего не имеющую ни с мостовым земледелием, ни с сельским хозяйством вообще. Вспомнились ему и слова бывшего министра сельского хозяйства СССР В. К. Месяца: «… АМАК-система – это проблема не техническая, а политическая».

Давайте разберёмся, уважаемый читатель, – может быть всё правильно делается. Может быть не стоит заниматься мостовым земледелием вообще и АМАК-системой в частности? Для начала, используем метод квалиметрии и на качественном уровне сравним существующую тракторную систему земледелия с предлагаемой заводской на основе АМАК-систем. Результаты представлены в таблице 1.

Как следует из таблицы 1, по 10 важным показателям тракторная система земледелия получила оценку между «плохо» и «очень плохо», а АМАК-система – твёрдую пятёрку! Наверняка найдётся читатель, которому будет интересно сравнить эти системы по другим показателям, например, по капитальным затратам. Да, конечно, по этому показателю АМАК-система пятёрки не получит. Тракторы и вся тракторная техника выпускаются более века и серийно. АМАК-системы надо начинать делать с нуля, а всё, что делается с нуля, всегда дороже. Томас Эдисон, например, для внедрения в производство своей лампочки накаливания потратил 10 тыс. долларов, а сегодня за один доллар можно купить пять точно таких же лампочек, но серийных.

Предвижу, что внимательный и заинтересованный читатель может задать «каверзный» вопрос: « То, что раньше в СССР, а сегодня в России, АМАК-ситсему и мостовое земледелие в целом игнорировали – это понятно. Своих изобретателей не признаём и гнобим. А вот почему мостовое земледелие и АМАК-система до сих пор не используются за рубежом – не понятно». Мне тоже это не понятно. За рубежом деньги есть. Равнинные поля есть. Металла и электроники – хоть отбавляй. Объяснение у меня одно – моих статей не читают (шучу, конечно) и сайт www.amak-sistema.ru не смотрят – там всё по делу и без шуток.

Мне доподлинно известно, что в середине прошлого века собрались однажды академики ВАСХНИЛ и решили проекты по мостовому земледелию не рассматривать и всё что с ними связано – игнорировать. Наиболее преуспели в этом два академика (в живых их уже нет) – это бывший директор ВИМа (Всесоюзный институт машиностроения при ВАСХНИЛ) Фельдман Н. Л. и академик-секретарь Отделения механизации и электрификации сельского хозяйства ВАСХНИЛ Кубышев В. А. Как мы помним героев отечественной науки и техники, так же мы должны знать и помнить антигероев, которым мостовое земледелие обязано шельмованию и игнорированию почти на столетие. Будь с 1931 года к мостовому земледелию иное отношение – неизвестно, как пошло бы его развитие и сколько бы мостовых станов и АМАК-систем сегодня работало бы на равнинных полях России и мира.

По сравнению с тракторной системой земледелия я насчитал 12 преимуществ АМАК-системы. В рамках этой статьи перечислять их не буду (они перечислены на сайте автора АМАК-системы), но на три из них обращу внимание. Первое. В АМАК-системе активное угодье не переуплотняется ходовыми частями техники, что способствует улучшению структуры почвы и повышению урожайности возделывания культур, а также снижает затраты энергии на ежегодные предпосевные обработки почвы. Современная тракторная система земледелия сделать этого не может. В принципе не может. Второе. В АМАК-системе не используется и не сжигается моторное топливе, не загрязняется окружающая среда выхлопными газами дизельных двигателей, что улучшает экологию земледелия. Тракторному земледелию это не под силу – без моторного топлива оно существовать не может. Третье. В АМАК-системе обеспечивается высокая комфортность труда – как на современном автоматизированном городском предприятии. В тракторной системе земледелия этого нет – трактористы, комбайнёры, шофера и разнорабочие работают в условиях пыли, вибраций и шума.

Верю ли я в то, что Россельхозакадемия (бывший ВАСХНИЛ), сегодня изменила своё отношение к мостовому земледелию и к АМАК-системе в частности? Не верю. Это примерно так же, как поверить тому, что директор конного завода в позапрошлом веке согласился бы построить и внедрить трактор Ивана Ползунова. Все академики-технари воспитаны на тракторах и тракторной технике. Их учили тракторам, диссертации свои они защищали по тракторам, и студентов сельскохозяйственных университетов учат тракторам. Вот такой напрашивается пессимистический конец статьи. Но всё-таки «луч света в тёмном царстве» я вижу. Суть предложения такова: первую АМАК-систему должны сделать не «трактористы», а те, кто имеют «конструкторские жилки», знают современные методы конструирования, новые материалы и основы электроники. Это – выпускники современных технических вузов. Финансирование они могли бы найти либо через Правительство России (молодым финансирование могут дать, старикам – уже не дают) либо найти 50 миллионов рублей у спонсоров (не все же строят яхты и дворцы).

Первую опытную АМАК-систему целесообразно не делать сильно «крутой» и рассчитанную на площадь в тысячу гектаров, можно ограничиться ста гектарами. Можно отказаться (временно) от рельсовых колей и заменить их асфальтобетонными. Можно отказаться (временно) от полной электрификации и применить дизель-генераторы. Можно уменьшить размеры оросительного канала и использовать его только для транспортировки воды, а продукты урожая хранить в стандартных железнодорожных (или морских) контейнерах. В качестве возделываемой культуры целесообразно выбрать гречиху, так как она за один вегетационный период может позволить многократно собирать урожай, доведя его в целом до 5 тонн гречихи с гектара (её максимальная биологическая урожайность, по данным профессора И. Н. Елагина, составляет 20 тонн с гектара). Те, кто возьмутся за строительство первой АМАК-системы не должны её дискредитировать, а всё сделать «по уму».

Где будет построена первая АМАК-системе, мне не известно. Может быть это будет ферма в подмосковьи и сделают её молодые инженеры-выпускники «Бауманки». Может быть её построят где-нибудь на Дальнем Востоке инженеры-выпускники сибирских вузов. Может быть её построят выпускники Алтайского технического университета где-нибудь в Кулундинской степи. Где и кто построит первую АМАК-систему – не знаю. Но знаю точно, и в этом уверен абсолютно, что в будущем производить зерно будут на больших равнинных угодьях с помощью заводского земледелия на основе АМАК-систем: электрифицированных, автоматизированных и обеспечивающих земледельцам высокий комфорт труда – они этого заслужили.

Ю. Жуков, 07.04.2019

Таблица 1

Президент России и АМАК-система

Президент России и АМАК-система

В 1931 году Генеральному секретарю ЦК ВКП (б) Иосифу Сталину Нарком земледелия доложил о том, что он выделил 5 тысяч рублей золотом на строительство мостового стана для земледелия. Сталин поинтересовался: можно ли использовать этот стан для военных целей? Нарком сообщил, что для военных целей мостовой стан использовать невозможно. Сталин посоветовал вкладывать деньги в строительство тракторов (сегодня трактор – завтра танк), а про мостовой стан забыть. Так оно и случилось. Нет сегодня в земледелии мостовых станов, а само понятие «мостовое земледелие» стало запрещённым. Автор мостового стана Михаил Правоторов, который попытался перечить Иосифу Сталину, провёл в местах «не столь отдалённых» почти десятилетие и умер, не увидев своего детища построенным. А между тем с помощью мостового стана проблемы электрификации и автоматизации могли быть решены просто и красиво, чего до сих пор мы не наблюдаем в тракторном земледелии.

Начиная с 1977 года, всем руководителям СССР и России, в разные годы предлагалось внедрить новый, более современный и совершенный «мостовой стан» – АМАК-систему, использующую принцип мостового земледелия. С помощью АМАК-системы, при её внедрении в современное земледелие, можно было бы полностью электрифицировать и автоматизировать земледелие на больших равнинных угодьях. В АМАК-системе сконцентрированы почти все современные достижения науки и техники, благодаря которым мы имели бы эффективное и комфортное для обслуживания производство растениеводческой продукции, в первую очередь – зерна, которого требуется производить 145 млн тонн ежегодно. К сожалению, как и с мостовым станом 1931 года, АМАК-систему постигла та же участь. Строятся миллионы тракторов, тысячи танков и ни одного мостового стана и ни одной АМАК-системы, хотя проекты имеются. Один из министров советского времени автору АМАК-системы откровенно сказал: если бы ты предложил не АМАК-систему для земледелия, а ИКС-систему для обороны, добычи нефти или газа, то её бы внедрили молниеносно, а для земледелия – и не надейся.

18 марта 2018 года в России будет новый Президент. Продолжит он «генеральную линию» в земледелии с «железобетонным» приоритетом трактора и запрещённым мостовым земледелием, или он сочтёт необходимыми электрификацию и автоматизацию современного земледелия на обширных просторах России с использованием АМАК-систем. Может быть земледелие и земледельцы заслуживают такого же внимания со стороны Правительства России, каких заслуживают оборонная, космическая и нефтегазовая промышленности. Может быть пора освоить 41 млн гектар неосвоенной беспризорной земли и включить её в производство растениеводческой продукции и использовать её для себя и для тех, кто в ней нуждается (более 800 млн человек в мире голодают – данные ООН).

Заинтересованному читателю возможно будет интересно узнать: чем же хороша АМАК-система, и чем она лучше используемой сегодня повсеместно тракторной системы земледелия? Ответ можно найти на сайте автора АМАК-системы: www.amak-sistema.ru. Если коротко, то хороша АМАК-система следующими основными свойствами. Во-первых, с её помощью полностью (!) электрифицируется и автоматизируется земледелие. Во-вторых, обеспечивается существенное повышение урожайности возделываемых культур (гречихи, например, в 10 раз!). В-третьих, снижается себестоимость производимой продукции. В-четвёртых, повышается производительность (более чем в 10 раз!) и комфортность труда на земле.

Автор АМАК-системы отлично понимает, что новый Президент России не сможет в одночасье построить необходимое количество АМАК-систем, но за один срок своего президентства (а тем более за два срока) построить хотя бы одну опытную АМАК-систему он должен смочь. Проект АМАК-системы ждёт этого часа 41 год, а мостовой стан Михаила Правоторова – 87 лет. Успокаивает только одно обстоятельство: всё новое и необычное ждёт своего часа, своего внедрения в реальную жизнь многими десятилетиями, а иногда и столетиями. Такие же участи (или почти такие же) были у паровоза, ракеты и даже у шариковой ручки (130 лет!). Хотелось бы, чтобы судьба у АМАК-системы (российского проекта!) сложилась лучше, чем у проекта шариковой ручки. А судьбу АМАК-системы в России, на сегодняшний день, может определить только один человек – Президент, как судьбу мостового стана, в своё время, определил Иосиф Сталин.

Ю. Жуков, 18.02.2018