Год экологии в России и АМАК-система

Год экологии в России и АМАК-система

Подходит к концу 2017 год – год экологии в России, который в предыдущем году провозгласил и «назначил» наш президент В. В. Путин. Казалось бы, об экологии в 2017 году должны были бы говорить, писать, показывать видео ролики, специальные фильмы, выступать академики РАН, министры и депутаты Думы, но что-то ничего этого не происходит. А причина понятная: серьёзно экологией никто заниматься и не думает. И не только в России. Приведу яркий пример. На протяжении четырёх лет в нескольких сельскохозяйственных порталах мною опубликовано более семидесяти (!) научно-популярных статей о, так называемой, АМАК-системе, с помощью которой можно существенно и ощутимо улучшить экологию земледелия. Приведу только три аргумента в пользу этого утверждения.

Первый аргумент. В АМАК-системе, при производстве, например, зерна полностью прекращается вредное переуплотнение поверхностного слоя активного угодья ходовыми частями какой-либо земледельческой техники, что повысит качество почвы и урожайность возделываемых культур. Современное «тракторное» земледелие сделать это не может в принципе.

Второй аргумент. В АМАК-системе полностью прекращается использование каких-либо ядохимикатов, так как в электрифицированной и автоматизированной АМАК-системе используются навесные агрегаты, реализующие современные методы и устройства обеззараживания почвы и борьбы с вредителями растений (электромагнитные, ультразвуковые, лазерные и другие). Современное «тракторное» земледелие без ядохимикатов обойтись не может, что отрицательно влияет на жизнедеятельность людей, а также здоровье животных, птиц и насекомых.

Третий аргумент. В АМАК-системе полностью прекращается загрязнение атмосферы продуктами сгорания моторного топлива двигателей тракторов, комбайнов и автомобилей, так как АМАК-сисиема является полностью электрифицированным полевым заводом и не потребляет моторного топлива. Полная электрификация мобильной техники в «тракторном» земледелии сегодня, как известно, не решена и вряд ли будет решена в будущем.

Итак, при использовании в земледелии АМАК-систем вместо существующей техники «тракторного» земледелия, экологи решают три важнейшие задачи: повышают качество почвы и урожайность возделываемых культур, отказываются от ядохимикатов и существенно уменьшают загрязнение атмосферы продуктами сгорания моторного топлива.

У внимательного и заинтересованного читателя несомненно возник вопрос: если всё это действительно так, то почему же до сих пор ни в России, ни в какой-либо другой стране не взяли на вооружение АМАК-системы? Это же «палочка-выручалочка» для экологов! Находка! Так-то оно так, но современная цивилизация экологическим состоянием своего дома – планеты Земля – не сильно-то, похоже, озабочена. Если бы экологические проблемы и заботы были бы на первом месте, а не на десятом, двадцатом или сотом, то давно бы земледелие было бы полностью и в самом лучшем виде механизировано, электрифицировано и автоматизировано. Уж во всяком случае – в зерновом производстве. Одного только зерна нам всем на планете Земля ежегодно требуется более 7 миллиардов тонн (по тонне на человека – по нормативу ФАО при ООН). Вот для экологов всего мира и «дорожная карта»! Надо сообща и всем миром взяться за внедрение АМАК-систем, для начала, в зерновое производство – самое важное и жизненно необходимое всем людям на Земле.

Об АМАК-системе подробно не пишу, так как о ней можно легко узнать в Интернете в любой поисковой системе или, ещё лучше, – на сайте автора АМАК-системы – www.amak-sistema.ru.
Ю. Жуков, 05.11.2017

АМАК-система и производство зерна в России

АМАК-система и производство зерна в России

Вы, уважаемый читатель, конечно же знаете, что в 2016 году хлеборобы России собрали 120,67 млн тонн зерна (данные Росстата). Но вы наверняка (или почти наверняка) не знаете: а сколько же моторного топлива было сожжено для производства этого объёма зерна в прожорливых двигателях тракторов, комбайнов и зерновозов. Чтобы найти суммарный объём сожженного моторного топлива при производстве 120,67 млн тонн зерна, надо знать средний по России норматив затраты моторного топлива на производство одной тонны зерна. Думаю, что этого, с точностью до одной тонны, не знает и сам министр сельского хозяйства. В Белоруссии, например, считают, что на производство одной тонны зерна расходуют 53,3 кг, а в США – 114,3 кг моторного топлива (информация из Интернета). Из «Стратегии машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020 года» (авторы Россельхозакадемия при РАН, Минсельхоз и Министерство промышленности и торговли РФ) следует, что для производства одной тонны зерна расходуется 37,5 кг моторного топлива для беспахотной технологии, а для пахотной – 48 кг. Итак, чтобы не возбуждать ненужных споров, согласимся, что на производство одной тонны зерна в России в 2016 году потратили 37,5 кг (будто бы все хлеборобы перешли на беспахотную технологию), а на производство всех 120,67 млн тонн зерна – 4,5 млн тонн моторного топлива. Для наглядности: это моторное топливо может перевезти поезд длинной в 900 километров, имеющий 75000 вагонов с полными цистернами. Не слабо.

В нынешнем 2017 году хлеборобы намерены собрать не меньше зерна, чем в 2016, а это значит, что в двигателях тракторов, комбайнов и зерновозов будет сожжено, как минимум, 4,5 млн тонн моторного топлива. Горит моторное топливо синим пламенем, горит! Критически настроенный читатель вправе спросить автора этой статьи: а что делать? Есть другой вариант? Отвечаю: да, есть. Надо переходить на электрификацию зернового производства и полностью отказаться от использования моторного топлива. Полностью! Надо применить солнечные батареи, которые уже сегодня широко используются при сооружении электростанций, электрификации домов, морских яхт и даже самолётов. Автор готов ответить на очередной вопрос: как установить солнечные батареи на трактор, комбайн или зерновоз? Ответ – никак не надо устанавливать, поскольку это неудобно, нерационально и неэффективно. В зерновом производстве надо переходить на принципиально иную технику земледелия – «заводскую» на основе АМАК-систем (www.amak-sistema.ru). Переходить не сразу, а постепенно год за годом, внедряя всё новые и новые АМАК-системы. Надо признать, что такой переход потребует больших капитальных вложений, но это будет оправданным шагом, так как Россия, обладая самыми большими в мире пригодными для зернового производства угодьями, должна стать основным производителем и экспортёром зерна в мире. У нас – в России – находят большие (иногда очень большие!) капитальные вложения на строительство мостов, дворцов, стадионов и авианосцев, настало время найти такие же капитальные вложения и для зернового производства – «заводского» на основе АМАК-систем.

Сделав зерновое производство «заводским» (на основе АМАК-систем, которые фактически являются полевыми заводами), мы решим сразу целый «букет» ныне нерешаемых (или почти нерешаемых) задач и проблем.
1. Будем ежегодно экономить, как минимум, 4,5 миллиона тонн моторного топлива, и использовать его в других областях народного хозяйства или «пустим» его на экспорт и получим дополнительную валюту.
2. Сделаем подарок нашим экологам – «зелёным», сократив выброс в атмосферу углекислого газа на 6,6 кубических километров (километров!) ежегодно, улучшив здоровье людей и братьев наших меньших, а также внеся весомый вклад в оптимизацию температурного баланса нашей планеты.
3. Всё зерновое производство сделаем энергонезависимым от каких-либо внешних источников энергии, кроме Солнца – «вечного» источника энергии. Выращивание зерновых и энергообеспечение всех технологических процессов будем осуществлять исключительно и только за счёт солнечной энергии.
4. Полностью ликвидируем вредное переуплотнение поверхностного слоя активных угодий, что благоприятно скажется на жизнедеятельности полезных микроорганизмов, воздушном и водном режимах в почве, что позволит повысить урожайность зерновых и снизить себестоимость их производства.
5. Возьмём на вооружение принципиально новые методы и средства борьбы с вредителями растений (электроискровые, электромагнитные, лазерные, акустические, механические и т. п.), что позволит полностью отказаться от применения ядохимикатов, за что получим дополнительное «спасибо» от «зелёных».
6. Существенно упростим, удешевим и сделаем более оперативным искусственное орошение, что значительно повысит урожайность зерновых и снизит себестоимость их производства.
7. Повысим надёжность зернового производства, сделав уборку урожая практически всепогодной, вплоть до уборки урожая в дождь.
8. Доведём урожайность некоторых видов зерновых до биологически максимальных значений, например, гречихи – до 20 тонн с гектара.
9. Повысим производительность труда в зерновом производстве, как минимум, на порядок, т. е. там, где сегодня работает 20 хлеборобов, будут работать двое.
10. Полностью автоматизируем зерновое производство, сделав труд обслуживающего персонала (хлеборобов) комфортным и престижным для молодёжи, чего сегодня не наблюдается, к сожалению.

Для учёных Россельхозакадемии при РАН, инженеров, конструкторов, механизаторов и хлеборобов старой закалки – приверженцев «тракторной» технологии зернового производства, всё вышесказанное покажется научной фантастикой. Им следует напомнить, что появление первого паровоза, первого самолёта и, тем более, первой ракеты учителя физики из захолустной Калуги тоже когда-то казалось фантастикой, но прошло всего-лишь одно столетие – и всё это стало обыденной реальностью. Не сомневаюсь, что и зерновое производство в России рано или поздно будет «заводским» на основе АМАК-систем, при этом модификаций самих АМАК-систем может быть бесконечное множество – как типов самолётов в современном самолётостроении. Стоимость одной серийной АМАК-системы, обслуживающей 1000 гектар активного угодья, составит, например, столько же, сколько стоит сегодня серийный самолёт Боинг 737 – примерно 100 миллионов долларов. Дело остаётся за «малым»: Правительству России проявить политическую волю, а центробанку оперативно и в полном объёме выделить необходимые финансовые ресурсы. Будут ресурсы – «охочих» для их освоения найдётся немало: Россельхозакадемия при РАН, Минсельхоз, технические вузы, НИИ, конструкторские бюро, строительные фирмы и специализированные заводы. Будут и «халявщики», если расслабиться как при строительстве космодрома «Восточный», но тут надо искать нового Лаврентия Павловича или более крутого Рагозина. В России живём.

Сегодня, как мы видим, обширные зерновые угодья России привычно бороздят тысячи тракторов, комбайнов и зерновозов, из прожорливых двигателей которых выбрасываются на родные просторы кубические километры (километры, а не метры!) не самого желанного для наших лёгких углекислого газа с букетом совсем неполезных для здоровья веществ. Привычно смотрят на это безобразие господа политики, учёные доценты с кандидатами, товарищи механизаторы и хлеборобы – горит моторное топливо, горит! А ведь сегодня есть все предпосылки и условия перевести зерновое производство России на использование только солнечной энергии: и для выращивания растений, и для автономного энергообеспечения всех полевых технологических процессов с помощью АМАК-систем. Никто не предлагает сделать это в одночасье и сразу, но начать-то уже можно? А ведь никто и не шевелится, хотя проекту АМАК-системы нынче исполнилось 40 лет. Отечественному проекту. Российскому.

Ю. Жуков, 27.06.2017

Новый зерновой шнек 7XL расширяет возможности комбайна LEXION

К началу сельхозсезона компания CLAAS представляет новый выгрузной шнек, который разработан специально для работы с жаткой VARIO 1230 на зерноуборочном комбайне LEXION 700. Шнек спроектирован таким образом, чтобы можно было осуществлять разгрузку зерна на расстоянии 12 метров при использовании системы контроля за движением техники по полю (от англ. Controlled Traffic Farming — CTF). Благодаря выгрузному шнеку 7XL транспортное средство, куда выгружается зерно, может двигаться параллельно комбайну по технологической колее.
Используя выгрузной шнек 4XL (ранее – самый длинный из имевшихся) в качестве отправной точки, компания CLAAS внесла ряд инновационных изменений и создала версию 7XL. Новый шнек удлинен и имеет наконечник длиной 2,11 м, который, раскладываясь, образует угол 120°. Управление шнеком происходит с помощью многофункционального джойстика CMOTION. Защитный механизм устроен так, что наконечник может быть разложен или соединен с основным шнеком, только когда он переведен в рабочее положение для выгрузки.
До настоящего времени система контроля за движением техники использовалась только в засушливых районах Австралии. Но фермеры в Европе проявляют к ней все больший интерес. Главный принцип использования этой системы состоит в том, что вся техника и прицепное оборудование будут двигаться по одним и тем же технологическим колеям, которые определяются с самого начала полевых работ для каждого участка поля. Это должно улучшить общую структуру почвы и обеспечить более высокий уровень ее защиты от эрозии. Кроме того, подобная практика способствует эффективному использованию грунтовых вод и позволяет снизить требования к уровню мощности тяговой техники. Тем не менее, в России эта технология пока еще только обсуждается и активно не используется.
Выгрузные шнеки 7XL будут доступны для установки на всех новых моделях комбайна LEXION 700, которые оснащены гусеничным шасси TERRA TRAC с зерновым бункером объемом 13500 или 11000 литров.
Компания CLAAS также предлагает дополнительное оборудование, необходимое для эффективного использования систем контроля за движением техники при уборке зерновых: жатки VARIO 1230 с шириной захвата 12,27 м, четырехколесные ведущие задние оси, оснащенные системами контроля давления в шинах, системы автовождения и программное обеспечение, необходимое для автоматического ведения комбайна по колее.

Форум «Зерно России-2017»

В Краснодаре 26–27 апреля 2017 года в гостинице «Интурист» (ул. Красная, 109) состоится Всероссийский сельскохозяйственный Форум «Зерно России-2017» — специализированное отраслевое мероприятие, посвященное развитию зернового рынка страны.
Читать дальше →

Безработица и АМАК-система

Безработные и АМАК-система

Как известно, в России 4,4 млн безработных (Росстат, январь 2016) и 94 млн га неиспользуе­мых сельхозугодий (Всероссийская сельскохозяйственная перепись, 2006). К концу 2016 года эти цифры кардинально вряд ли изменятся, поэтому используем их для раскрытия указанной темы.

Безработным нужна работа, а неиспользуемым сельхозугодьям – рабочие руки. Сам собой напрашивается вариант: раздать безработным неиспользуемые сельхозугодья и решить проблему с безработицей в России. На каждого безработного, нетрудно подсчитать, придётся по 21,4 га сельхозугодий – работай на здоровье. Содержи себя и свою семью. Не сиди на шее у государства, получая пособия по безработице. Всё было бы хорошо и замечательно, если бы безработные рвались к земле, хотели бы на ней работать и имели бы необходимую техни­ку. Не хотят, не рвутся, да и технику для них не приготовили. Особенно это относится к молодым, окончившим вузы и ставшим инженерами. Как правило, не хотят они работать на тракторах, комбайнах, зерновозах и бензовозах даже если таковые им предоставить. Не хотят быть постоянно в пыли, в солярке, в машинном масле, в дыму выхлопных труб дизельных и бензиновых двигателей. Не хотят. Они хотят, окончив городской вуз, остаться в городе и ра­ботать на приличном и современном предприятии. Понять и принять логику современных молодых безработных инженеров можно. Из создавшейся ситуации есть красивый и эффек­тивный выход – использовать проект «АМАК-система».

АМАК-система – это современный завод со всеми присущими таким заводам атрибутами: станками, производственными цехами, автоматическими системами управления, транспорт­ными и энергетическими коммуникациями. Существенным отличием АМАК-системы от ти­пичного и привычного завода заключается в том, что завод находится неподвижно в черте го­рода или райцентра, а АМАК-система может передвигаться по угодью и является заводом ди­намическим (подвижным). Городской завод производит, например, танки, а АМАК-система производит (выращивает), например, зерно. Всё остальное на этих заводах может быть, в принципе, одинаковым с небольшими нюансами и отклонениями. В городском заводе все операции механизированы, и в АМАК-системе все операции механизированы. В городском заводе все операции электрифицированы, и в АМАК-системе все операции электрифициро­ваны. В городском заводе все операции автоматизированы, и в АМАК-системе все операции автоматизированы. В городском заводе 8-часовой рабочий день, и в АМАК-системе такой же. В городском заводе инженер работает в комфортных условиях (светлый цех, кондиционер, компьютер, туалет под боком), и в АМАК-системе те же атрибуты и условия (туалет не в ку­стах). В городском заводе молодой инженер получает достойную зарплату, и в АМАК-систе­ме – точно такую же. Молодой инженер, работающий на городском заводе, живёт со своей семьёй в городе или пригороде. Точно так же молодой инженер, работающий на АМАК-системе, может жить либо в городе, либо в пригороде, добираясь к месту работы в пределах одного-двух часов, как зачастую бывает при работе и в городских заводах. После вышепере­численного, как вы думаете, уважаемый читатель, пойдут молодые инженеры-безработные работать в АМАК-системы? Я уверен – пойдут. Но один маленький нюанс – идти некуда. Нет в России ни одной АМАК-системы, нет и всё тут, несмотря на то, что проект «АМАК-систе­ма» является чисто российским, предложен ещё в 1977 году, подтверждён тринадцатью па­тентами на изобретения. Кто виноват в том, что АМАК-систем нет, и что делать?

Виноваты два академика ВАСХНИЛ (ныне Россельхозакадемии при РАН). Называть их фа­милии не буду, так как обоих нет в живых, и не буду расстраивать их родственников и учени­ков-последователей. Первый академик «на корню» зарубил идею мостового земледелия и проект полевого стана М. А. Правоторова (1931 год). Именно этот академик на десятилетия вперёд поставил мощный официальный шлагбаум на всех идеях и разработках, связанных с мостовым земледелием. Говорят, собрались однажды академики ВАСХНИЛ и решили, вроде как поклялись, не рассматривать никаких проектов, связанных с мостовым земледелием. По­скольку в АМАК-системе системно и на современной технической базе реализована идея мо­стового земледелия, поэтому второй академик ВАСХНИЛ (уже в последние десятилетия два­дцатого века) даже не стал знакомиться с проектом «АМАК-система» и от имени ВАСХНИЛ давал отрицательные отзывы. Справедливости ради следует отметить, что несмотря на «запрет академиков» в некоторых НИИ ВАСХНИЛ работы по мостовому земледелию всё же велись, но они ограничивались маленькими мостовыми устройствами, которые не реализо­вывали огромный потенциал возможностей мостового земледелия, а наоборот – дискредити­ровали саму идею мостового земледелия. Академики ВАСХНИЛ (противники мостового зем­леделия) защищали свои кандидатские и докторские диссертации по тракторам, которых в мостовом земледелии нет в принципе. Трактора не нужны. Трактора в земледелии – это тупи­ковое направление. Будущее земледелия за АМАК-системами. Теперь понятно, почему ука­занные академики столь воинственно и непреклонно не приняли ни проект мостового стана 1931 года, ни проект АМАК-системы 1977 года. Принять эти проекты – значило «обрубить сук», на котором они сидели, сидели материально обеспеченно, важно и комфортно, гордясь своими академическими званиями.

Что делать? Ответ таков: надо строить и повсеместно использовать АМАК-системы, прежде всего, для производства зерна – самого массового и всегда востребованного продукта зем­леделия. Россия, обладая самыми большими сельхозугодьями на планете, должна и даже обя­зана производить не по 100 млн тонн зерна в год, а по 200 или даже 300 млн тонн, и кормить не только себя, но и других нуждающихся. Используя АМАК-системы в зерновом произ­водстве, Россия слезет с нефтяной иглы и станет самой крупной зерновой державой мира, мировым экспортёром жизненно важной продукции. Нефть и газ когда-нибудь кончатся, производство зерна – никогда.

Вновь избранная Государственная Дума, если она не на словах, а на деле озаботится буду­щим России, должна принять закон, который даст старт внедрению АМАК-систем в зерновое производство страны. Правительство Путина В. В. и Медведева Д. А. с энтузиазмом и лёгко­стью находили и выделяли финансирование на мосты, олимпиады и чемпионаты мира. На­стало время столь же активно и с таким же энтузиазмом финансировать строительство и ис­пользование в зерновом производстве АМАК-систем и для малых ферм, и для больших заво­дов по производству зерна. АМАК-системы могут быть и большими, и малыми. Будучи заво­дом модульного типа, АМАК-система может обслуживать 10, или 100, или 1000 га земли, или любую иную площадь. АМАК-система – универсальный земледельческий завод, который открывает принципиально новый вид земледелия – «заводского». Внимательный читатель вправе задать вопрос: чем лучше заводское земледелие на основе АМАК-систем привычного и повсеместно распространённого тракторного? Автор проекта «АМАК-система» указывает 12 преимуществ. Рамки статьи не позволяют указать все 12, но 3 из ни рассмотрим. Первое: в заводском земледелии обеспечивается идеальный водно-воздушный режим почвы, что суще­ственно повышает урожайность зерновых культур. Второе: в заводском земледелии не ис­пользуются моторное топливо и ядохимикаты, что улучшает экологию зернового произ­водства. Третье: в заводском земледелии возможна многократная уборка урожая с одних и тех же растений в течение одного вегетационного периода их роста, что позволяет получать био­логически максимальную урожайность зерновых, например, гречихи. С оставшимися девя­тью преимуществами заводского земледелия по сравнению с тракторным можно ознакомить­ся в Интернете – см. www.amak-sistema.ru.

4,4 млн безработных и 94 млн га неиспользуемых сельхозугодий уже в ближайшие годы мож­но направить на строительство, использование и эксплуатацию сотен и тысяч АМАК-систем зернового производства. Сотни и тысячи выпускников технических специальностей универ­ситетов и колледжей найдут применение своим силам и профессиям. Потребуются механики, электротехники, электронщики, автоматчики и иные специалисты. Потребуются и простые рабочие для вспомогательных работ и для профилирования угодий. В университетах появят­ся новые кафедры и факультеты (для безработных доцентов и профессоров). Для координации всех работ, конечно же, будут созданы соответствующие структуры, например, «АМАК-строй». Осталось дело за малым – новой Государственной Думе принять закон об «Использовании АМАК-систем в зерновом производстве России».

Ю. Жуков

Дума об АМАК-системе

Дума об АМАК-системе

18 сентября 2016 года, как возможно и вы, уважаемый читатель, я буду принимать участие в выборах новой государственной Думы России на следующий пятилетний срок. Буду избирать своего представителя в эту Думу. Скажу честно, мне неважно какая фамилия будет у моего избранника и к какой партии он принадлежит, а вот его профессия – для меня имеет большое значение. Я не хотел бы, чтобы это был спортсмен, юрист, или артист. Я хотел бы, чтобы это был инженер, озабоченный современным состоянием техники для зернового производства. Свою позицию обосную.

Почти 40 лет Правительству СССР, а последние 25 лет и Правительству России, предлагается внедрить в зерновое производство принципиально новую технику, так называемые, АМАК-системы, но на это в бюджете страны финансирования не было и нет. Нет у нас законов, которые обязывали бы Правительство создавать высокопроизводительную и эффективную технику для зернового производства на уровне изобретений (АМАК-система – Российское изобретение). А хотелось бы, чтобы такие законы появились. Для этого в государственной Думе нового созыва и должны быть инженеры, которым близки и понятны современные проблемы тех, кто работает непосредственно на земле и выращивает хлеб насущный.

Для новых членов сельскохозяйственного Комитета государственной Думы, когда их выберут, будет небезынтересно узнать, что АМАК-система – это, по-сути, самоходный полевой завод, работающий в режиме заводского земледелия – нового метода в земледелии. В сравнении с тракторным земледелием, заводское земледелие на основе АМАК-систем имеет ряд значимых и весьма показательных преимуществ. Во-первых, оно полностью электрифицировано и автоматизировано, а это значит что не потребляет моторного топлива и имеет высокую производительность. Во-вторых, обеспечивается идеальное состояние поверхностного слоя активного угодья, а это значит высокая урожайность возделываемых культур. В-третьих, многократно снижена энергоёмкость производимой продукции, а это значит экономия энергии. Перечень преимуществ может быть продолжен (см. Интернет, www.amak-sistema.ru).

Экономисты любят конкретику. Приведём несколько показательных цифр выполненного расчёта для тракторной и заводской систем земледелия. Начальные условия: 1) каждая система на активном угодье в 1000 га в течение года должна произвести максимально возможное количество зерна гречихи, используя искусственное орошение с нормой полива 1900 т/т (1900 тонн воды на тонну выращенного зерна); 2) система должна иметь свою собственную технику, оборудование и зернохранилища; 3) количество семян и минеральных удобрений одинаковое в обеих системах; 4) начальное состояние активного угодья оптимальное; 5) используется беспахотная технология; 6) конфигурация активного угодья каждой системы 800 на 12500 м (определена шириной захвата дождевальной машины «Кубань -Л»); 7) расчёт сделать в ценах 2016 года.

Расчёт в соответствие с начальными условиями был выполнен, в этой статье он, естественно, опущен, а вот выводы, которые сделаны на основе полученных показателей, оказались весьма интересными.

Вывод первый. По сравнению с лучшей тракторной системой производства зерна гречихи на 1000 га активного угодья, АМАК-система производит в 3 раза больше зерна, в 2 раза меньше потребляет энергии, в 6 раз снижает энергоёмкость производимой продукции, в 13 раз повышает производительность живого непосредственного труда и даёт в 2 раза больший доход в денежном выражении.

Вывод второй. Затраты на основные производственные фонды в АМАК-системе в 22 раза больше, чем затраты на основные производственные фонды в лучшей тракторной системе производства зерна гречихи, что сдерживает внедрение АМАК-систем в зерновое производство.

Вывод третий. В зерновом производстве переход от тракторного земледелия к заводскому на основе АМАК-систем возможен только в том случае, если кардинально ужесточатся экологические нормы к вредным выбросам в окружающую среду и появится потребность резкого повышения комфортности и престижности земледельческого труда, в первую очередь – для молодёжи.

Вот такие выводы позволил сделать произведённый расчёт. Теперь понятно, почему хлеборобы не внедряют АМАК-системы – у них нет таких «бешеных» финансовых ресурсов. У них сегодня голова болит и забота давит – как бы купить подешевле моторное топливо для своей тракторной техники («не до жиру, быть бы живу»). У Правительства бюджет тоже не резиновый, финансирование АМАК-систем в него никак не вписывался раньше и не вписывается сейчас. Мог бы найтись спонсор, у которого сейф набит долларами, но вот уже почти 40 лет таковых не нашлось для постройки хотя бы опытной первой в мире АМАК-системы. Остаётся только ждать. В истории техники – это известное явление. Например, внедрения обычной шариковой ручки для письма ждали аж 62 года – от проекта до внедрения. АМАК-система – не шариковая ручка, а завод. Ждать придётся дольше. Процесс появления АМАК-системы на зерновых полях сегодня может ускорить только спонсор, восхищённый и увлечённый красотой этой системы и лично заинтересованный в её практической реализации. Как Илон Маск, увлёкшийся космосом и Марсом.

18 сентября 2016 я пойду выбирать своего депутата в государственную Думу России. В списке кандидатов буду искать инженеров. Внутренний голос мне что-то подсказывает, что таковых там может и не оказаться. Не любят инженеры заседать, говорить и обсуждать – они изобретают, конструируют и строят. Но всё же есть надежда, что в нашей новой Думе появятся инженеры, которые дадут стартовый импульс заводскому земледелию и проголосуют за финансирование не очередного моста, олимпиады и ракеты, а за строительство АМАК-систем для производства зерна. Кстати, производить зерна России надо 146,6 млн зерна в год, если следовать рекомендации ФАО (продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН – по одной тонне зерна на каждого жителя страны в год), а производим мы 100 млн тонн зерна в год (в лучшем случае). Вот и надо производить недостающие 46,6 млн тонн зерна в год с помощью АМАК-систем, а 100 млн тонн зерна в год пока можно производить по-старинке в тракторной системе земледелия. Не лишать же удовольствия наших трактористов, комбайнёров и шофёров дышать знакомыми запахами солярки, машинного масла и бензина. А когда им это надоест – пересядут на АМАК-системы, если доживут до этой необычной поры.
А жить «в эту пору прекрасную» с АМАК-системами на зерновых полях России доведётся их внукам и правнукам, если, конечно, мы изберём в нашу новую Думу не только спортсменов, юристов и артистов, но и инженеров.

Ю. Жуков

Экспорт зерна и АМАК-система

Экспорт зерна и АМАК-система

Наконец-то наши хлеборобы удивили «мировую общественность» (не всё время нам быть хуже всех) – вышли на первое место в мире по экспорту зерна пшеницы! В 2015 году Россия экспортировала 23,5 млн тонн зерна пшеницы – первое место в мире. Канада и США экспортировали по 22,0 и 21,5 млн тонн соответственно – второе и третье места. Больше всех нашего зерна пшеницы купили в Египте, Турции и Иране. Не всё время нам покупать зерно (как было в СССР – в великой державе), но и продавать самим (в современной «встающей с колен» России). За выход в «передовики производства» отечественным хлеборобам большое спасибо.

Но, как говорится, у всякой медали есть две стороны. У нашей «зерновой медали» одна сторона радостная и желанная, а вторая – скорее грустная, особенно для экологов. Поясню почему. При производстве 23,5 млн тонн зерна, наша тракторная система земледелия сожгла в своих бензиновых и дизельных двигателях тракторов, комбайнов и автомобилей 1,128 млн. тонн моторного топлива, выбросив в атмосферу России (а не Египта, Турции и Ирана) 280 тыс. тонн (!) оксидов углерода, азота, серы и разных углеводородов. Из перечисленного «букета» выхлопных газов для людей наиболее вреден оксид углерода, а его в этом «букете» 170 тыс. тонн. Про этот газ известно, что проникая с воздухом в кровь человека, соединяясь там с молекулами гемоглобина, он препятствует доставке кислорода к тканям. При этом возникают спазмы сосудов, боль в висках и затылке головы, снижается иммунитет. Человек теряет сознание и умирает. Выпусти эти 280 тыс. тонн выхлопных газов где-нибудь, скажем, в Лихтенштейне, то в одночасье всех его жителей пришлось бы хоронить. Слава Богу, Россия несколько больше Лихтенштейна, поэтому указанные тысячи тон развеялись по многочисленным городам и весям, и все мы живы, хотя цвет наших лиц без этого газа мог бы быть и более румяным.

Можно предположить, что экспорт зерна в перспективе Россия будет наращивать год от года. При наших просторах, пустующих землях, скучающих по достойной работе молодых мужиков в городах и сёлах (надеюсь, что это так) зерна надо производить не по 100 млн тонн (в лучшие годы), а по 200 млн тонн, из которых половину оставлять себе, а половину – на экспорт. Вот тогда и слезем с «нефтяной иглы». Всё будет хорошо, кроме одного: при производстве 200 млн тонн зерна в год с помощью тракторной системы земледелия будет сжигаться почти 10 млн тонн моторного топлива (это поезд длиной в 1925 км, в котором 154 000 вагонов, и в цистернах каждого вагона находится по 65 тонн моторного топлива). Весь этот «горючий состав» будет сожжен в двигателях тракторной системы, в результате чего в атмосферу будет выброшено в год 2,5 млн тонн выхлопных газов, из которых 1,5 млн тонн угарного газа. Можете быть уверены, что часть этого газа прямо пройдут через наши лёгкие, не прибавив ни здоровья, ни радости бытия. Про воздействие этих объёмов ядовитых газов на растения, животных, птиц, насекомых, про смог, парниковый эффект и глобальное потепление я уж и не говорю – это дополнительная беда. Что же делать? Вариантов ответа два: наращивать производство зерна до 200 млн тонн в год с помощью тракторной системы земледелия, сжигая ежегодно по 10 млн моторного топлива, загрязняя атмосферу, вредя нашему здоровью и загрязняя окружающую среду, либо производить те же 200 млн тонн, используя заводское земледелие на основе АМАК-систем, не сжигая ни капли (ни капли!) моторного топлива, не загрязняя воздух России и бережно относясь к её природе.

Что такое АМАК-система – желающие могут узнать в Интернете – там о ней уже много написано и рассказано. Но если в двух словах – это самоходный полевой завод, использование которого открывает принципиально новый метод земледелия – «заводской». В России в зерновом производстве перейти от тракторного земледелия к заводскому в одночасье не удастся. Переход может затянуться на десятилетия, а может и на столетие. Но то, что этот переход неминуем, можно сказать определённо и уверенно. Заводское земледелие, по сравнению с тракторным, имеет столько явных и очевидных преимуществ, что игнорировать их уже невозможно. И тем ни менее, сегодня в России нет даже опытной АМАК-системы.
В сентябре 2016 года мы изберём новую государственную Думу. Хотелось бы, чтобы новая Дума «генерировала» не только запретительные законы, но и законы разрешительные, разрешив, а точнее – обязав Правительство выделять финансовые и людские ресурсы для становления заводского земледелия на основе АМАК-систем, для резкого повышения производства зерна и оздоровления атмосферы в России.

Ю. Жуков

Боинг, Аэробус и АМАК-строй

                                               Боинг, Аэробус и АМАК-строй
 
Как известно, авиационные международные корпорации Боинг (Boeing) и Аэробус (Airbus) давно и успешно производят самолёты. Заводы этих корпораций разбросаны по всему миру и на них работает много сотен тысяч конструкторов, инженеров, техников и иных высококлассных специалистов. За несколько десятков лет они выпустили в небо много тысяч отличных самолётов, перевезли миллионы пассажиров и получили миллиардные прибыли. И сегодня эти корпорации не бедствуют, а имеют надёжные заказы на несколько лет вперёд. Строить надёжные и большие самолёты, как видно, сегодня современно, престижно и выгодно. А что такое АМАК-строй, что он строит и выгодно ли это? – об этом надо рассказать подробнее.
 
Берём сразу «быка за рога» и отвечаем честно и конкретно: международной корпорации АМАК-строй на сегодняшний день нет, но могла бы быть. Многим читателям сельскохозяйственных порталов Интернета и активным пользователям поисковых систем Яндекс (Yandex) и Гугл (Google) известен проект, так называемой, «АМАК-системы», которая предложена сибирским инженером в прошлом веке и предназначена для массового производства растениеводческой продукции (www.amak-sistema.ru). Автор этого проекта считал ранее и считает сейчас, что АМАК-система является тем звеном в цепи современного земледелия, которое выведет его (земледелие) на принципиально новый путь развития и поможет решить существующие проблемы с продовольствием в мире. Особенно это эффективно может проявиться в переводе всего зернового производства с тракторной системы земледелия на рельсы заводского земледелия на основе АМАК-систем. Их строительством и могла бы заняться международная корпорация АМАК-строй.
 
Почему надо создать именно АМАК-строй, а не международную корпорацию Трактор-строй, и почему надо строить АМАК-системы (которые и в глаза-то ещё никто не видел), а не любимые всеми земледельцами трактора, комбайны, зерновозы и дождевальные машины? Ответ прост: АМАК-строй надо создавать потому, что АМАК-системы (заводское земледелие) лучше, чем тракторы, комбайны, зерновозы и дождевальные машины (тракторное земледелие). Не будем голословными.
 
1. АМАК-система не уплотняет поверхность активного угодья ходовыми частями, тракторная система – уплотняет своими колёсами и гусеницами. На неуплотнённой почве получают более высокие урожаи, чем на уплотнённой (иногда в 2 раза).
2. В АМАК-системе не применяется жидкое горючее топливо, а используется только солнечная энергия, что делает АМАК-систему энергоавтономной и экологически чистой.
3. В АМАК-системе полностью исключено применение ядохимикатов, поскольку для борьбы с сорняками и вредителями растений используются современные методы и устройства (электромагнитные, электрические, ультразвуковые и т. п.), что делает заводское земледелие экологически более чистым и безопасным для людей, животных, птиц и насекомых (по сравнению с тракторным земледелием).
4. Все полевые и транспортные работы и операции в АМАК-системе полностью автоматизированы, что на один-два порядка повышает производительность непосредственного живого труда (по сравнению с тракторным земледелием).
5. Труд операторов в АМАК-системах является в высшей степени комфортным, что привлекло и будет привлекать в заводское земледелие современную высокообразованную молодёжь.
 
У внимательного читателя может возникнуть вопрос: а будут ли востребованы АМАК-системы в мире, и не прогорит ли АМАК-строй со своей продукцией? Ответим и на этот вопрос.
 
Если жить по нормативам ФАО (международной организации по продовольствию и сельскому хозяйству при ООН), то сегодня во всём мире мы должны производить зерна (других культур касаться не будем) примерно 7,4 миллиарда тонн (по тонне на одного человека в год). Одна АМАК-система может производить от 100 до 10000 тонн зерна в год (в зависимости от модификации АМАК-системы и величины обслуживаемого ею активного угодья). Если АМАК-строй будет производить АМАК-системы высокой производительности (10000 тонн зерна в год каждая), то для производства 7,4 миллиарда зерна в год потребуется  740000 АМАК-систем (сегодня на зерновых полях мира работает в сто раз больше тракторов, прицепных агрегатов, комбайнов и зерновозов). Если бы по мановению «волшебной палочки» АМАК-строй появился бы сегодня и по своей мощи был бы сравним с современными корпорациями Боинг или Аэробус, и производил бы по десять АМАК-систем в сутки, то портфель заказов АМАК-строя был бы заполнен до отказа на 200 лет вперёд.
 
Современный самолёт Боинг 777 стоит примерно 150 миллионов долларов, а аэробус А350 XWB и того больше –  от 260 до 340 миллионов долларов (в зависимости от модификации). Это и понятно, потому что при их строительстве широко применяются современные материалы (композитные, алюминий, титан), дорогие системы автоматики и контроля. Примерно столько же будет стоить и одна высокопроизводительная АМАК-система, поскольку в ней тоже будут применяться современные материалы, электродвигатели, солнечные батареи, аккумуляторы, системы автоматики и контроля. Несмотря на кажущиеся высокие стоимости своих самолётов, корпорации Боинг и Аэробус имеют ежегодные прибыли (в 2014 году: Боинг 5,4 миллиарда долларов, Аэробус 2,3 миллиарда евро). Если организация и качество производства в АМАК-строе будут такими же, как в Боинге и Аэробусе, то и чистые прибыли будут такими же.
 
За последнее столетие конструкторы и инженеры хорошо и продуктивно поработали в авиастроении, создав высококлассные скоростные и комфортные самолёты, некоторые из которых могут перевозить 800 (и даже более) пассажиров на расстояния до 15 тысяч километров. Сто лет тому назад об этом даже и не мечтали, а сегодня это всем знакомая реальность. Сегодня про АМАК-строй никто не говорит, а про АМАК-системы почти никто не знает (кроме тех, кто заходит на сельскохозяйственные порталы Интернета). А зря. Создание международной корпорации АМАК-строй и серийный выпуск АМАК-систем очень заманчивая и стоящая перспектива для новых эдисонов и масков, которые сегодня заканчивают технические вузы и выбирают свои путеводные звёзды. Не только в авиации, космосе и нефтедобыче можно реализовать свой талант (если он есть), но и в земледелии, которое пора переводить из патриархального застоя на космический уровень. Пора брать пример с международных корпораций Боинг и Аэробус, которые продемонстрировали нам каких высот может добиться авиация, если за неё возьмутся смелые, талантливые и рисковые конструкторы, инженеры и бизнесмены. Слава Богу, есть кому что-то делать по уму.
 
Ю. Жуков

АМАК-система и закопанные трубы

АМАК-система и закопанные трубы

Про АМАК-систему в Интернете много чего уже написано (см. поисковые системы Яндекс или Google), но, для читателя несведущего, кратко поясню что это такое. АМАК-система – это принципиально новая совокупность технических средств, предназначенная для земледелия. Говоря по простому, это самоходный завод для выпуска растениеводческой продукции, например, зерна. АМАК-система – изобретение российское, «застолблённое» тринадцатью патентами на изобретения. Почти четыре десятилетия автор АМАК-системы обивает пороги высоких инстанций сначала в СССР, а потом в современной России, но «воз и ныне там» – не построено даже опытного экземпляра.

Главная причина игнорирования АМАК-системы заключается в том, что на развитие техники для земледелия не уделяется должного внимания ни в России, ни где-либо за рубежом. Все лучшие умы, лучшие методы технологий, лучшие достижения науки и техники, самые большие «куски» государственных бюджетов – всё это брошено на оборону, космос, нефть, газ и на автомобилестроение. Лучшие колледжи и университеты готовят специалистов именно для создания и эксплуатации указанной техники, но не для земледелия. Молодые люди, заканчивающие средние школы, не выстраиваются в длинные очереди для поступления в сельскохозяйственные вузы на технические специальности. Связать свои судьбы с тракторами, комбайнами, зерновозами их мало привлекает. Гораздо интереснее работать инженером или конструктором на оборонном заводе и стать таким же успешным, обеспеченным и знаменитым, как Михаил Тимофеевич Калашников. А что, для земледелия свои калашниковы не нужны? В современном земледелии уже всё механизировано, электрифицировано и автоматизировано и дальше двигаться некуда? В том-то и дело, что и с электрификацией, и с автоматизацией в земледелии дела обстоят крайне плохо. Браться за это дело по-настоящему некому. В кои веки предложена АМАК-система, в которой существующие проблемы комплексной механизации, электрификации и автоматизации решены системно и красиво, но оказывается она современному человечеству не нужна. Такова реальность. А ведь для построения первого опытного образца АМАК-системы нужны не очень большие деньги – всего 100 миллионов долларов. Для сравнения: ракета-носитель «Протон» – 100 млн. долларов, атомный подводный крейсер – 2000 млн. долларов, авианосец – 6500 млн. долларов.

Первую в мире АМАК-систему для автоматического производства зерна мог бы построить, например, американец Илон Маск, но он увлечён электромобилями и космическими ракетами, собираясь побывать на Марсе. Мог бы построить россиянин Роман Абрамович, но он занят английским футбольным клубом «Челси», не до земледелия ему. Правительство России могло бы выделить необходимое финансирование, но оно этого не делает и существование проекта АМАК-системы упорно не замечает. Автор АМАК-системы построить опытную АМАК-систему не может, так как имеет доход в полмиллиона рублей в год (вместе с пенсией). Если бы он не ел, не пил и не платил за ЖКХ, то необходимую сумму он смог бы скопить за 12 тысяч лет. Такова судьба изобретателя в России, если изобрёл он не для обороны, а для земледелия.

Как пишет газета «Ведомости» (№ 3945 от 23.10.2015), «Газпром» зарыл в землю 18 миллиардов рублей, оставив, как ненужные, уже закопанные в землю 180 тыс. тонн стальных труб, так как отказался от «Южного коридора» газопровода в направлении Турции. На бездарно и опрометчиво «зарытые в землю» 18 миллиардов рублей можно было бы построить три АМАК-системы и ежегодно производить ими 15 тыс. тонн зерна, которые были бы совсем не лишними в «закромах Родины».

Ю. Жуков

Легковой автомобиль и АМАК-система

Двадцать пять и ноль

Вы, уважаемый читатель, никогда не задумывались над вопросом: сколько в мире существует фирм и заводов, выпускающих легковые автомобили? Я сегодня сам себе задал этот вопрос и навскидку насчитал 25: AUDI, BMW, CHEVROLET, CITROEN, FORD и так далее – не буду утомлять вас перечислением. Почти уверен, что их не 25, а значительно больше. А вот количество фирм или заводов в мире, которые выпускают АМАК-системы – ноль. Ну, конечно, катать людей по Земному шару туда-сюда гораздо важнее, чем производить зерно. Именно так считает, очевидно, современное человечество. Но вот что интересно: до 1784 года (Уильям Мэрдок сделал первую работающую модель кареты с паровым двигателем) человечество свободно обходилось без автомобилей. И ничего. Города строили, детей рожали, путешествовали по всему Земному шару. А сегодня, в первой четверти двадцать первого века, наши города заполонили миллионы легковых автомобилей, и простому пешеходу скоро и пройти будет негде. Остановиться бы с производством автомобилей, так нет же – строят новые заводы, соревнуются, кто больше их выпустит, правительства финансирует неудачников, поддерживая их «на плаву». Может пора переключиться на другую технику – на АМАК-системы?

АМАК-система производит зерно. Делает это в автоматическом режиме и работает «как часы». Одна АМАК-система может производить 100, 200, 500, 1000 и больше тонн зерна в год. В идеальных условиях она может производить 100 тыс. тонн зерна в год! Одна АМАК-система! Проект АМАК-системы существует с 1977 года. Он не секретный. Сегодня об АМАК-системе можно узнать в любой поисковой системе Интернета. Казалось бы – знакомься, проектируй, строй завод, изготавливай и производи зерно. Так нет же – не знакомятся, не проектируют, не строят заводы и не производят зерно. Некоторые автомобильные заводы затоварились новыми автомобилями и не знают кому их продать. Предложения уже опережают спрос. А зерна в мире не хватает. Миллионы людей умирают от голода. Миллионы! Тех, кто мчится по автострадам планеты это обстоятельство, как видно, сильно не волнует. И тех, кто изготавливает легковые автомобили, тоже не волнует. Иначе они взялись бы за изготовление АМАК-систем, продукция которых востребована и сегодня, и будет востребована всегда. Всегда! Зерно – продукция вечного спроса. Сегодня, чтобы каждый человек на планете Земля ел досыта хлеба, печенья, тортов, беляшей, мясных котлет и шашлыков, надо производить 7,4 миллиарда тонн зерна в год (по тонне на человека в год – согласно нормативу продовольственной и сельскохозяйственной организации ФАО при ООН). По данным ФАО, в 2014 году во всём мире произвели 2,5 миллиарда тонн зерна. Как видно, для всех людей на Земле не хватает почти 5 миллиардов тонн зерна. Зато легковых автомобилей – хватает. Есть почти у каждого, а у некоторых – по два и три.

Современное земледелие, которое, как мы видим, не справляется с производством зерна в необходимом количестве, в качестве основного технического «действующего лица» имеет трактор. Именно трактор символизирует современное земледелие, которое можно смело назвать «тракторным земледелием». В современном тракторном земледелии, кроме трактора, используются прицепные агрегаты, комбайны, автомобили, погрузчики, дождевальные машины, элеваторы и другие хранилища продуктов урожая. В АМАК-системе всего этого нет. Нет в принципе! Более того, в АМАК-системе не используется ни грамма моторного топлива, в то время как в тракторной системе земледелия его сжигается многие миллионы (!) тонн ежегодно. В АМАК-системе не используется ни грамма пестицидов и гербицидов, тогда как в тракторной системе земледелия миллионы тонн этих ядохимикатов разбрасываются на земледельческие угодья всех стран, отравляя животных, насекомых и птиц. И человеку часть этой отравы достаётся через некачественную продукцию земледелия.

Если АМАК-система такая хорошая и «крутая», почему же не нашлось до сих пор ни одного бизнесмена, который построил бы АМАК-систему и начал производить экологически чистое зерно и получать прибыль за счёт более низких затрат на его производство. Ответ, до неприличия, прост – во всём мире земледелие всегда являлось и является по сей день ЗОЛУШКОЙ среди других производств. На троне производств восседают оборона, космос, нефть и газ. Золушка подле трона крутится под ногами, довольствуясь, время от времени, небольшими подачками в виде крохотных субсидий. Более обездоленного производителя, чем земледелец, в мире нет. И не было. Вспомните (или посмотрите, кто не видел) отличный и поучительный американский фильм «Великолепная семёрка». Ответ будет ясен – почему желающих производить легковые автомобиле «пруд пруди», а производителей АМАК-систем – ноль.
Ю. Жуков