АМАК-система в исторической перспективе

АМАК-система в исторической перспективе

Не знаю, как с точки зрения официальной сельскохозяйственной науки классифицировать исторические этапы развития техники земледелия, но я бы выделил три этапа. Первый – этап примитивной техники. Он начался в глубокой древности от применения земледельцем «палки-копалки» и закончился с появлением первого трактора. Второй этап – тракторное земледелие, которое началось с появления тракторов и распространено сегодня повсеместно. Третий этап – заводское земледелие, когда растениеводческая продукция производится электрифицированными и автоматизированными заводами. Первый шаг в этом направлении сделал английский инженер Халкотт ещё в 1861 году, поставив на два паровоза металлическую ферму и подвесив на неё плуги. Этот метод земледелия назвали «мостовым», поскольку ферма представляла мост, опорами которого служили паровозы. К сожалению, построить своё устройство Халкотту не удалось, и о мостовом земледелии забыли.

Случайно, а может и не случайно, идея мостового земледелия пришла в голову молодому учителю из подмосковья Михаилу Правоторову, который в 1931 году, не зная ничего о Халкотте, предложил проект «Мостового стана», реализующего идею мостового земледелия. Со своим проектом он стал «носиться» по различным московским инстанциям, предлагая его построить и применить на деле. Народный комиссариат земледелия одобрил идею, выделил даже какие-то деньги на строительство мостового стана Правоторова, но вскоре дело заглохло, поскольку официальная наука ВАСХНИЛа высказалась категорически против мостового земледелия. Правоторов начал искать «правду-матку», требовать внимания к своему изобретению, перешел дозволенные границы чиновничьих инстанций и на 8 лет угодил в места не столь отдалённые. Вернувшись в Москву, затих, но не сдался. Я встречался с ним в 1981 году на его маленькой московской квартирке, слушал его жесткие в адрес советских чиновников слова и беспощадную критику в адрес ВАСХНИЛа. Вскоре Михаил Правоторов умер тихо и никому не известным изобретателем мостового стана. Прощаясь со мной, он заговорщически тихо поведал, что все свои записи и чертежи уложил в алюминиевый бидон, залил его воском и закопал в одном из московских дворов.

После Правоторова появлялось ещё несколько проектов устройств мостового земледелия. Так, например, в 1951 году польский инженер Болислав Свецкий предложил проект мостового устройства для производства зерновых. В его проекте вместо двух паровозов используется один электровоз, устройство электрифицировано, орудия труда подвешены не на одну ферму, а на два «крыла» электровоза. Параллельно с железнодорожным путём проложен оросительный кана, а также контактная линия электропередачи, которая используется так же, как в современном троллейбусе. На своё мостовое устройства Болеслав Свецкий получил патент (№ 36445, кл. 45а, 5/00, 1951).

В 1977 году советский радиоинженер Юрий Жуков, используя методы телевизионной автоматики, конечно же не зная о проектах Халкотта, Правоторова и Свецкого, предложил проект «АМАК-система», в котором так же используется метод мостового земледелия. На свою АМАК-систему он получил 13 авторских свидетельств на изобретения (№ 884598, № 852198, № 906429 и др.). Получив на свой проект одобрение расширенного Учёного совета Томского университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), где он работал, Юрий Жуков, как и Правоторов, стал «носиться» со своим проектом по разным инстанциям в поисках финансирования для реализации проекта «в металле» и для его внедрения для начала в зерновом производстве страны. Предложение ТУСУРа о целесообразности внедрения АМАК-системы пролежало более года в Томском обкоме КПСС и при полном безразличии Лигачёва Е. К. (в ту пору первого секретаря) вернулось в ТУСУР без каких-либо комментариев. Жуков, при поддержке ТУСУРа, в период с 1980 по 1990 годы обращался и в ЦК КПСС, и в ВАСХНИЛ, и в Госкомитет по науке и технике, и в Минсельхоз, докладывал на Всесоюзных конференциях, но проект АМАК-ситсемы и по сей день остался только проектом. На каком-то этапе своих «хождений по мукам» Жуков вспомнил о Правоторове, о его жизни в местах не столь отдалённых, и попытался забыть свою АМАК-систему. Ушел с головой в свою педагогическую работу, ничего общего не имеющую ни с мостовым земледелием, ни с сельским хозяйством вообще. Вспомнились ему и слова бывшего министра сельского хозяйства СССР В. К. Месяца: «… АМАК-система – это проблема не техническая, а политическая».

Давайте разберёмся, уважаемый читатель, – может быть всё правильно делается. Может быть не стоит заниматься мостовым земледелием вообще и АМАК-системой в частности? Для начала, используем метод квалиметрии и на качественном уровне сравним существующую тракторную систему земледелия с предлагаемой заводской на основе АМАК-систем. Результаты представлены в таблице 1.

Как следует из таблицы 1, по 10 важным показателям тракторная система земледелия получила оценку между «плохо» и «очень плохо», а АМАК-система – твёрдую пятёрку! Наверняка найдётся читатель, которому будет интересно сравнить эти системы по другим показателям, например, по капитальным затратам. Да, конечно, по этому показателю АМАК-система пятёрки не получит. Тракторы и вся тракторная техника выпускаются более века и серийно. АМАК-системы надо начинать делать с нуля, а всё, что делается с нуля, всегда дороже. Томас Эдисон, например, для внедрения в производство своей лампочки накаливания потратил 10 тыс. долларов, а сегодня за один доллар можно купить пять точно таких же лампочек, но серийных.

Предвижу, что внимательный и заинтересованный читатель может задать «каверзный» вопрос: « То, что раньше в СССР, а сегодня в России, АМАК-ситсему и мостовое земледелие в целом игнорировали – это понятно. Своих изобретателей не признаём и гнобим. А вот почему мостовое земледелие и АМАК-система до сих пор не используются за рубежом – не понятно». Мне тоже это не понятно. За рубежом деньги есть. Равнинные поля есть. Металла и электроники – хоть отбавляй. Объяснение у меня одно – моих статей не читают (шучу, конечно) и сайт www.amak-sistema.ru не смотрят – там всё по делу и без шуток.

Мне доподлинно известно, что в середине прошлого века собрались однажды академики ВАСХНИЛ и решили проекты по мостовому земледелию не рассматривать и всё что с ними связано – игнорировать. Наиболее преуспели в этом два академика (в живых их уже нет) – это бывший директор ВИМа (Всесоюзный институт машиностроения при ВАСХНИЛ) Фельдман Н. Л. и академик-секретарь Отделения механизации и электрификации сельского хозяйства ВАСХНИЛ Кубышев В. А. Как мы помним героев отечественной науки и техники, так же мы должны знать и помнить антигероев, которым мостовое земледелие обязано шельмованию и игнорированию почти на столетие. Будь с 1931 года к мостовому земледелию иное отношение – неизвестно, как пошло бы его развитие и сколько бы мостовых станов и АМАК-систем сегодня работало бы на равнинных полях России и мира.

По сравнению с тракторной системой земледелия я насчитал 12 преимуществ АМАК-системы. В рамках этой статьи перечислять их не буду (они перечислены на сайте автора АМАК-системы), но на три из них обращу внимание. Первое. В АМАК-системе активное угодье не переуплотняется ходовыми частями техники, что способствует улучшению структуры почвы и повышению урожайности возделывания культур, а также снижает затраты энергии на ежегодные предпосевные обработки почвы. Современная тракторная система земледелия сделать этого не может. В принципе не может. Второе. В АМАК-системе не используется и не сжигается моторное топливе, не загрязняется окружающая среда выхлопными газами дизельных двигателей, что улучшает экологию земледелия. Тракторному земледелию это не под силу – без моторного топлива оно существовать не может. Третье. В АМАК-системе обеспечивается высокая комфортность труда – как на современном автоматизированном городском предприятии. В тракторной системе земледелия этого нет – трактористы, комбайнёры, шофера и разнорабочие работают в условиях пыли, вибраций и шума.

Верю ли я в то, что Россельхозакадемия (бывший ВАСХНИЛ), сегодня изменила своё отношение к мостовому земледелию и к АМАК-системе в частности? Не верю. Это примерно так же, как поверить тому, что директор конного завода в позапрошлом веке согласился бы построить и внедрить трактор Ивана Ползунова. Все академики-технари воспитаны на тракторах и тракторной технике. Их учили тракторам, диссертации свои они защищали по тракторам, и студентов сельскохозяйственных университетов учат тракторам. Вот такой напрашивается пессимистический конец статьи. Но всё-таки «луч света в тёмном царстве» я вижу. Суть предложения такова: первую АМАК-систему должны сделать не «трактористы», а те, кто имеют «конструкторские жилки», знают современные методы конструирования, новые материалы и основы электроники. Это – выпускники современных технических вузов. Финансирование они могли бы найти либо через Правительство России (молодым финансирование могут дать, старикам – уже не дают) либо найти 50 миллионов рублей у спонсоров (не все же строят яхты и дворцы).

Первую опытную АМАК-систему целесообразно не делать сильно «крутой» и рассчитанную на площадь в тысячу гектаров, можно ограничиться ста гектарами. Можно отказаться (временно) от рельсовых колей и заменить их асфальтобетонными. Можно отказаться (временно) от полной электрификации и применить дизель-генераторы. Можно уменьшить размеры оросительного канала и использовать его только для транспортировки воды, а продукты урожая хранить в стандартных железнодорожных (или морских) контейнерах. В качестве возделываемой культуры целесообразно выбрать гречиху, так как она за один вегетационный период может позволить многократно собирать урожай, доведя его в целом до 5 тонн гречихи с гектара (её максимальная биологическая урожайность, по данным профессора И. Н. Елагина, составляет 20 тонн с гектара). Те, кто возьмутся за строительство первой АМАК-системы не должны её дискредитировать, а всё сделать «по уму».

Где будет построена первая АМАК-системе, мне не известно. Может быть это будет ферма в подмосковьи и сделают её молодые инженеры-выпускники «Бауманки». Может быть её построят где-нибудь на Дальнем Востоке инженеры-выпускники сибирских вузов. Может быть её построят выпускники Алтайского технического университета где-нибудь в Кулундинской степи. Где и кто построит первую АМАК-систему – не знаю. Но знаю точно, и в этом уверен абсолютно, что в будущем производить зерно будут на больших равнинных угодьях с помощью заводского земледелия на основе АМАК-систем: электрифицированных, автоматизированных и обеспечивающих земледельцам высокий комфорт труда – они этого заслужили.

Ю. Жуков, 07.04.2019

Таблица 1

Заводское земледелие

Заводское земледелие

С точки зрения использования техники, современное земледелие можно представить тремя видами: ручное, тракторное и заводское. Ручное земледелие технику не использует (применение лопат, вил, граблей и т. п. – не в счёт). Тракторное земледелие использует трактора, прицепные агрегаты, комбайны, автомобили, дождевальные машины и т. д. Заводское земледелие использует АМАК-системы. Ручное земледелие существует несколько тысяч лет и используется по сей день. Тракторное земледелие существует примерно 200 лет и применяется сегодня повсеместно. Заводского земледелия пока нет – оно лишь запроектировано предложенным проектом «АМАК-система». Первые два вида земледелия в примерах не нуждаются, а вот заводское земледелие требует развёрнутого пояснения.

АМАК-система – это динамичный самоходный завод для производства растениеводческой продукции на больших окультуренных угодьях равнинного типа, использующий АМАК – автоматизированный мостовой агротехнический комплекс. Поскольку АМАК-система – это завод, отсюда и название «заводское земледелие». АМАК-система включает: АМАК, навесные агрегаты, технологическую площадку, канал-хранилище и угодье (активное и пассивное с колеями). АМАК предназначен для выполнения всех полевых работ, включая транспортные. Навесные агрегаты предназначены для непосредственного взаимодействия АМАК с растениями и почвой при выполнении различных видов полевых работ. Технологическая площадка предназначена для размещения и хранения навесных агрегатов. Канал-хранилище, как многоцелевое сооружение, предназначено для транспортировки воды (в весенне-летний период), для хранения урожая (в осенне-зимний период), для размещения солнечных батарей, для защиты активного угодья от несанкционированных визитёров (людей и животных). Активное угодье предназначено для выращивания возделываемых растений и размещения постоянных колей (рельсовых или грунтовых). Пассивное угодье предназначено для размещения технологической площадки, канала-хранилища и постоянных колей (рельсовых или грунтовых).

Необходимость выделения заводского земледелия в самостоятельный вид обусловливается тем, что используется принципиально новая техника и принципиально новая технология полевых и транспортных работ. И действительно: в заводском земледелии нет ни тракторов, ни комбайнов, ни автомобилей, а есть принципиально иная техника. В заводском земледелии агрегаты (культиваторы, сеялки, разбрасыватели удобрений и т. п.) не волокутся или перекатываются по активному угодью, как в тракторном земледелии, а переносятся над активным угодьем. В заводском земледелии транспортные коммуникации пространственно упорядочены, в то время как в тракторном земледелии они пространственно не фиксированы и носят вероятностный характер. Заводское земледелие имеет ряд новых свойств (качеств), которых не имеет тракторное земледелие. Для примера рассмотрим только три свойства заводского земледелия (их значительно больше).

Свойство первое. В заводском земледелии поверхность активного угодья не уплотняется колёсами и гусеницами каких-либо устройств и транспортных средств. АМАК перемещается вдоль активного угодья только в челночном режиме и только по постоянным колеям (рельсовым или грунтовым). Активное угодье, единожды вспаханное, взрыхлённое и окультуренное, в последующие десятилетия не будет утрамбовываться и будет всегда рыхлым и оптимальным для водного и воздушного режимов, необходимых растениям и полезным почвенным микроорганизмам. Почти идеальная структура почвы обеспечивает высокие урожаи выращиваемых культур, что недостижимо в тракторном земледелии.

Свойство второе. В заводском земледелии в течение одного лета возможно производить многократную уборку урожая с одних и тех же растений, не повреждая их. Наиболее эффективно это свойство реализуется при выращивании легкоосыпающихся зерновых, например, гречихи. Гречиха цветёт и плодоносит в течение почти всего лета. С помощью АМАК и специальных уборочных навесных агрегатов возможна многократная уборка созревших зёрен гречихи, не допуская их потери. Максимальная биологически возможная урожайность гречихи, как показали исследования учёных, составляет 20 тонн с гектара. В заводском земледелии получить такую урожайность гречихи возможно, в тракторном земледелии – невозможно в принципе.

Свойство третье. Заводское земледелие является не только механизированным, но и полностью электрифицированным и автоматизированным, чего нет в тракторном земледелии и вряд ли будет в перспективе. Более того, при использовании солнечных полупроводниковых батарей и аккумуляторов (временно пока дорогих и малоиспользуемых), заводское земледелие может быть полностью энергонезависимым производством и работать всецело и полностью только от солнечной (возобновляемой) энергии. В тракторном земледелии это невозможно.

В плане науки, конструирования и практической деятельности заводским земледелием ни в России, ни в других странах мира сегодня, по большому счёту, никто не занимается. Все заняты тракторным земледелием. В современных агроуниверситетах молодых студентов учат тому, как пахать и сеять с помощью прицепных агрегатов и тракторов, как конструировать и строить трактора, комбайны и дождевальные машины, как использовать и сжигать в двигателях моторное топливо и многому чему ещё. Почти уверен, что 99,9% этих студентов ничего не знают ни о заводском земледелии, ни об АМАК-системе, проект которой создан сибирским инженером почти 40 лет тому назад. А ведь заводскому земледелию, особенно связанному с зерновым производством, принадлежит будущее.

Известный китайский философ и учитель Конфуций (555 – 479 гг. до н. э.), глядя на то, как вручную люди возятся с землёй, а рядом пасутся и бездельничают буйволы и лошади, сказал земледельцам «У вас есть паруса, а вы вцепились в якорь». Может быть, Конфуций сказал это и не земледельцам, но сегодня, я уверен, он сказал бы именно им.

Ю. Жуков

На деревне расставание поют

На деревне расставание поют

Несколько десятилетий тому назад популярной была песня со словами: «На деревне расставание поют, провожают гармониста в институт…» И сегодня расставания поют, провожая выпускников средних школ в городские университеты. В основном, как и прежде, многие из выпускников хотят быть юристами, психологами, менеджерами и ещё кем-то. Но мне близки по духу те, кто решили стать инженерами и, получив дипломы, вернуться «к земле». Как инженер, хочу подсказать им принципиально новое направление инженерной деятельности в земледелии. Расскажу о земледелии, где инженеры будут работать в таких же комфортных условиях и на такой же насыщенной электроникой технике, как работают сегодня инженеры в современных городских предприятиях электронной или аэрокосмической промышленности. Совсем скоро появится, так называемое, «заводское земледелие» на основе «АМАК-систем», для реализации и эксплуатации которых потребуется сотни и тысячи инженеров и конструкторов с новыми знаниями и новыми мозгами. Сегодня таких инженеров нет, но есть студенты университетов, которые такими инженерами могут и должны стать. Однако, обо всём по порядку.

Читать дальше →

Скатерть-самобранка и земледелие России

Скатерть-самобранка и земледелие в России
Из старинных сказок мы знаем, что такое скатерть-самобранка (мы – это люди старшего поколения). Люди молодые знают сказки про человека-поука и кибер-злодеев, а про скатерть-самобранку могут и не знать. Специально для них поясню. Это такая скатерть, которую надо расстелить, произнести волшебное слово и попросить что-либо дать, например, бутылку Кока-кола или 145 миллионов тонн зерна (по тонне на каждого жителя России – с учётом жителей присоединённого Крыма). Как в сказке, тот же час на скатерти всё это и появится. А ведь такая скатерть-самобранка у нас в России есть – это 220 миллионов гектаров (2,2 миллиона квадратных километров) сельхозугодий. И волшебные слова этой скатерти мы говорили неоднократно (вспомните многочисленные директивы ЦК КПСС: «вырастить», «увеличить», «развить», «обеспечить» и т.п.). И она – эта скатерть – дала бы всё, что у неё мы просили, но помешали законы физики, которые утверждают: из «ничего» «что-либо» получить нельзя. Мир состоит из материи. Один вид материи можно превратить в другой вид материи, но для этого надо затратить определённое количество энергии. Например, чтобы получить 145 миллионов тонн зерна (очень нам нужной материи), надо преобразовать определённое количество других видов материи (воды, азота, углекислого газа и много чего ещё), затратив некоторое количество энергии – солнечной (электромагнитной), химической, электрической и, возможно, ещё какой-то). Именно этим и занимаются сегодня все земледельцы России на нашей не волшебной, но очень дорогой для нас «скатерти-самобранке», которую надо лелеять, любить и обслуживать.

Любой хлебороб, обслуживающий нашу «скатерть-самобранку», хотел бы работать в идеальном варианте, а именно: по весне разбросать семена, а по осени – собрать урожай. А больше ничего и не нужно. Солнце светит. Дожди идут. Подсказывать растениям, как расти – не надо, они и без нас знают. Как было бы славно! Такой вариант возможен. Поклонники органического (натурального) земледелия примерно так и работают. Но это возможно на маленьких участках и в особых патриархальных условиях (техника, минеральные удобрения и ядохимикаты игнорируются напрочь). Такой способ выращивания, например, пшеницы приемлем при малых объёмах (несколько сотен килограммов), а когда необходимо произвести многие миллионы тонн пшеницы в год, то этот идеальный способ хлеборобам не подходит. Без техники уже не обойтись. Никак.

В России в 2013 году наши хлеборобы произвели 91,3 миллиона тонн зерна на 45,4 миллионах гектарах сельхозугодий (данные Минсельхоза РФ). В производстве этого зерна участвовало примерно: 2 миллиона механизаторов и агрономов, использовано 363 тысячи тракторов, 272 тысячи комбайнов, 318 тысяч автомобилей и один миллион прицепных агрегатов. В бензиновых и дизельных двигателях этой техники было сожжено 3 470 000 тонн моторного топлива – это поезд длиной 640 километров с 53 400 вагонами, в цистерне каждого из которых находится по 65 тонн моторного топлива. Впечатляющие цифры! Впечатление будет ещё «ярче», если учесть, что только одна треть моторного топлива этого поезда пойдёт непосредственно на полезное дело (предпосевную обработку почвы, сев, уборку и транспортировку урожая), а две трети – на бесполезное тепло, которое рассеется над зерновыми полями (КПД бензиновых и дизельных двигателей равен примерно 33%).

Живой труд хлеборобов, энергия, удобрения, вода и техника с каждым годом становятся всё дороже и дороже. Нас в России 145 миллионов. По нормативу ФАО (международной продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН) для нормальной жизнедеятельности для каждого человека надо производить по одной тонне зерна в год. Следовательно, и в 2014 году надо бы произвести 145 миллионов тонн зерна. Как и в прежние годы, используются трактора, комбайны, автомобили, прицепные агрегаты и дождевальные машины. Как и в прежние годы, сжигаются миллионы тонн моторного топлива. Разбрасываются по полям тысячи тонн ядохимикатов. Как обычно, вновь проявляют образцы преданного и самоотверженного труда наши механизаторы и агрономы в «битве за урожай». Читатель вправе задать вопрос: а как иначе? Так делают во всём мире. Другого пока ничего не придумали. А вот тут я возражаю: другой вариант есть, и он придуман не сегодня и не вчера, а 37 лет тому назад. И не в Америке или Германии (обычно они мастера придумывать), а у нас – в России. И название этого варианта – «АМАК-система».

Описывать конструкцию АМАК-системы, её состав и принцип работы в короткой статье сельскохозяйственного портала – дело нерациональное. Кому надо – найдут в Интернете (amak-sistema.ru). А для обычного читателя сообщу только самое главное.

В АМАК-системе нет тракторов, комбайнов, автомобилей, прицепных агрегатов, дождевальных машин и типовых складов продуктов урожая. В ней не используется ни капли моторного топлива. Она обеспечивает комплексную механизацию, электрификацию и автоматизацию всех полевых работ и хранение продуктов урожая в осенне-зимнем периоде. Она содержит: автоматизированный мостовой агротехнический комплекс (АМАК), навесные агрегаты, канал-хранилище и контактную линию электропередачи. Исходной предпосылкой создания проекта АМАК-системы было предположение: если земля, как объект труда и средство производства, не может прийти на современный городской электрифицированный и автоматизированный завод, то завод сам должен прийти к земле. Проще говоря, АМАК-система – это полевой самоходный завод для производства любой растениеводческой продукции на больших окультуренных угодьях равнинного типа. Речь может идти о появлении новой системы (метода) земледелия – «заводского». АМАК-системы наиболее эффективно и целесообразно использовать для производства массовой продукции земледелия, например, зерна. При определённых обстоятельствах заводское земледелие может прийти на смену тракторному земледелию, обеспечив снижение себестоимости выращиваемой продукции и экономию энергии. Образно говоря, АМАК-система – это современная «скатерть-самобранка», основанная на рациональном использовании законов физики, достижений науки и техники.

По сравнению с существующей тракторной системой земледелия, заводская система земледелия имеет ряд важных и существенных преимуществ. Вот некоторые из них.

В АМАК-системе ходовые части не касаются поверхности активного угодья и не переуплотняют поверхностный слой почвы, что способствует повышению урожайности выращиваемых культур.

В АМАК-системе осуществляется адресное дозированное орошение и борьба с вредителями растений по всему угодью в любое время.

В АМАК-системе имеется возможность в течение одного года вегетационного развития растений собирать урожай многократно с одних и тех же растений, например, гречихи.

Имеется возможность ведения уборочных работ в затяжную дождливую погоду, что спасает часть урожая или весь урожай в целом.

Обслуживающему персоналу в АМАК-системе предоставляются такие же комфортные условия работы, как на современных городских заводах, например, электронной промышленности.

В 2014 году проекту АМАК-системы исполнилось 37 лет. Казалось бы, при его-то достоинствах и возможностях он давно должен был бы быть реализованным «в металле» и работать на полях России. Это же наше национальное детище, наше изобретение. Почти уверен, если бы АМАК-систему изобрели в стенах американской корпорации Дюпона, она давно была бы реализована и использована в зерновом производстве (Дюпон контролирует 18% мирового производства зерна). Или если бы её изобрели в стенах НИИ и конструкторских бюро ВАСХНИЛа (ныне Россельхозакадемии при РАН), то АМАК-система давно была бы реализована не только в опытном экземпляре, но и в серий ном производстве, учитывая плановые возможности СССР и силу директивных указаний ЦК КПСС. Но АМАК-системе суждено было «родиться» в стенах учебного заведения, не имеющего никакого отношения ни к ВАСХНИЛ, ни к сельскому хозяйству вообще. Более того, изобрёл её радиоинженер, что никак не укладывалось в логику типовой сельскохозяйственной науки и техники, что культивировалась в стенах ВАСХНИЛ. Построить даже опытный экземпляр, не говоря уже о внедрении, радиоинженер, естественно, не мог ни материально, ни физически (он не Гейтс, не Дюпон и не Абрамович). В условиях современного капиталистического производства судьба АМАК-системы находится в руках тех, кто располагает ресурсами и планирует их использование. Кто рискнёт построить первую «скатерть-самобранку» в виде АМАК-системы, тот и будет «Колумбом» заводского земледелия, которому принадлежит будущее.
Ю. Жуков

Хлеборобу нужен автомат

Хлеборобу нужен автомат

Хлеборобу нужен автомат, но не Калашникова (хотя, в некоторых ситуациях и он бы пригодился), а другой – автомат для производства зерна. Читатель может задать вопрос: а зачем? И без автоматов хлеборобы каждый год собирают урожаи зерна. Жили без автоматов и дальше жить можно. Согласен. И дальше можно жить без автоматов, но жизнь показывает: если какую-либо продукцию надо производить ежегодно и в больших количествах, то автомат это может делать дешевле и качественнее. Например, электролампочки делали на заводе в ручную – одна стоила 20 рублей. Стали делать на автомате – стоит 5 рублей. Автомобиль, сделанный в ручную, стоит 5 миллионов рублей, а на автомате – в десять раз меньше! Тонна зерна, произведённая в ручную (с помощью тракторной техники) стоит 10 тысяч рублей, а произведённая автоматом – будет стоить 5 тысяч рублей. Что ни говорите, автомат – это выгодно, «круто» и работать с ним приятно, комфортно и престижно. Вот только заводов-автоматов по производству зерна сегодня «в металле» нет нигде в мире. А проект есть. Это – АМАК-система.

Читать дальше →

АМАК-система и производство зерна

Согласно нормативу ФАО (международной продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН) каждая страна должна производить по одной тонне зерна в год на каждого своего жителя. Сегодня население Земли составляет примерно 7 миллиардов 200 миллионов человек. Следовательно, выполняя норматив ФАО, в мире надо производить 7 миллиардов 200 миллионов тонн зерна ежегодно. По прогнозам ФАО в 2014 году все страны вместе взятые произведут 2 миллиарда 500 миллионов тонн зерна – «рекордное» количество зерна, как считает ФАО. Но ведь это всего лишь 34,7% того, что требуется. Может быть слово «рекордное» следовало заменить более скромным. Сделаем первый вывод: производства зерна в мире недостаточно, оно только на одну треть удовлетворяет потребности населения Земли.

Читать дальше →

АМАК-система, как "точка роста" экономики Дальнего Востока России

АМАК-система, как «точка роста» экономики Дальнего Востока России

Любая новая «точка роста» экономики Дальнего Востока России в общем виде должна удовлетворять, по меньшей мере, трём требованиям. Первое требование: она должна активизировать работу старых предприятий, либо создать новые предприятия с дополнительными рабочими местами, либо одновременно делать и то, и другое. Второе требование: она должна обеспечить выпуск качественной продукции, востребованной на длительный срок. Третье требование: она должна быть привлекательной для молодых специалистов и явиться своеобразным «магнитом» для их трудоустройства в границах Дальневосточного федерального округа. Такой «точкой роста», например, может стать АМАК-система.

Прежде чем ответить на вопрос: почему АМАК-система может стать «точкой роста» экономики Дальнего Востока, обосновать это, следует хотя бы кратко рассказать о том, что такое АМАК-система, поскольку о ней мало что известно и научно-технической, и широкой общественности. Телевидение и СМИ об АМАК-системе практически ничего не рассказывают.

Читать дальше →

АМАК-система и заводское земледелие

АМАК-система – это сельскохозяйственное предприятие принципиально нового типа, предназначенное для массового производства растениеводческой продукции, например, зерна. В АМАК-системе нет привычных тракторов, комбайнов, автомобилей, прицепной техники, дождевальных машин и складов. Если не вдаваться в подробности и сказать проще, то АМАК-система – это завод, но завод не такой, к какому мы привыкли в городе, а завод динамический, самоходный. Поскольку это современный завод, то, естественно, все технологические процессы в нём механизированы, электрифицированы и автоматизированы. Как и в городском стационарном заводе, в АМАК-системе имеются все те же составляющие: корпус, цехи, рабочее и ремонтное оборудование, диспетчерская, служебные помещения, транспортные, энергетические и сигнальные коммуникации. Естественно, конструктивно они выполнены не так, как в городском стационарном заводе. В АМАК-системе реализована исходная предпосылка: если земля, как объект труда, не может прийти на современный завод, то завод сам должен прийти к земле. С появлением АМАК-системы можно говорить о появлении нового метода земледелия – «заводского».

Читать дальше →

Студентам – участникам конкурса по сберегающему земледелию.

Сберегающее земледелие, по определению, предполагает экономию (сбережение) ресурсов – материальных, людских и временных. Говоря проще, надо, прежде всего, экономить землю (главный ресурс земледелия!), семена, воду, удобрения, энергию, живой труд и время (особенно время сева и уборки урожая). В своих конкурсных работах вы будете предлагать различные варианты техники – тракторов, комбайнов, зерновозов, сеялок и т.п. Возможно придумаете электротрактор или электрокомбайн. Сейчас модно заниматься управлением тракторами и комбайнами из космоса, так называемым, «точным земледелием». Ну что ж – желаю успехов вам на этих направлениях, но хочу указать другое направление для творчества, студенческой смекалки и выдумки. Это – мостовое земледелие. Идея мостового земледелия была высказана английским инженером Халкоттом 153 года тому назад (в 1861 году) и предполагает полное (!) исключение утрамбовывание угодья какими бы то ни было ходовыми частями – тракторов, комбайнов, зерновозов, дождевальных машин и т.п. Это значит, что, если землю не утрамбовывать, то единожды её вспахав, в последующие годы пахать не надо – её же никто «не топчет». Исключив пахоту, можно вдвое сэкономить потребляемую энергию, т.к. пахота – очень энергоёмкий процесс. Развивая идею мостового земледелия, можно перейти к заводскому земледелию, пустив по полю самоходный завод-автомат, который обеспечит полную механизацию, электрификацию и автоматизацию в земледелии, например, в зерновом производстве. В таком заводе-автомате можно сэкономить не только энергию, но и землю, воду (для орошения), семена, удобрения и время для сева и уборки урожая. Можно сэкономить и живой труд. Один такой завод-автомат с несколькими инженерами-операторами и агрономами заменит, например, десять крупных зерновых ферм с сотнями трактористов, комбайнёров, шоферов и других механизаторов и агрономов. Такой завод-автомат может показаться фантастикой, однако первый проект уже есть – это АМАК-система (см. сайт amak-sistema.ru). Может быть и на студенческом конкурсе появятся новые проекты заводского земледелия, за которыми, я уверен, — большое будущее.
Ю. Жуков