Нематициды последнего поколения откроют новые точки роста эффективности картофелеводства в России

В 2018 году свободную до этого нишу нематицидов второго поколения занял новый продукт от Corteva Agriscience. Его испытания в 2019 году показали не только эффективность в отношении целого ряда фитопатогенных нематод, но и привлекательную экономическую составляющую для картофельного бизнеса. Об этом рассказывает Роман Дробязко, менеджер по продуктам компании Corteva Agriscience в России.

Россия входит в тройку лидеров по производству картофеля после Китая и Индии, занимая около 8% мирового объема. Его урожайность в нашей стране при этом уступает странам с значительно меньшими объемами посевных площадей: по итогам 2018 года она составила 2,5 т/га против 3,9 т/га во Франции, 3,6 т/га в Голландии или 3,5 т/га в Германии, что свидетельствует о невысокой эффективности этого сегмента отечественного овощеводства и имеющемся потенциале роста.

При этом использование более продуктивного и дорогого посевного материала требует пересмотра технологии возделывания и схем защиты, от которых будет зависеть не только урожайность культуры, но товарное качество корнеплодов. Именно оно в центре внимания ключевых рынков сбыта картофеля, где отечественное картофелеводство испытывает жесткую конкуренцию.

Одним из первостепенных показателей качества продукции является отсутствие поражения нематодами и самих нематод (также их яиц и цист) в картофеле. Проблема с этим остро стоит в российском растениеводстве. На данный момент стеблевые нематоды покрывают до 100% территории европейской части России – основного региона возделывания картофеля. А если говорить о картофельной золотистой нематоде, то площадь ее распространения практически сравнялась с площадями возделывания картофеля в стране, достигнув 2 млн га.

Таким образом, распространенная ранее практика оставления забракованных посевных площадей становится все менее эффективной и интересной. Экономически менее привлекательными становятся и другие агротехнические приемы, как севооборот, применение сидератов (биофумигантов), культур-ловушек, а также возделывание относительно устойчивых сортов. Встает вопрос, как вернуть в оборот имеющиеся земли, не выискивая компромисса между качеством урожая и рентабельностью бизнеса.
Решение для отрасли было предложено в 2018 году, когда практика использования нематицидов в условиях открытого грунта в России почти остановилась. На российском рынке был зарегистрирован нематицид второго поколения «Видат 5 Г» производства Corteva Agriscience, который занял пустующую нишу, так как с 2002 по 2018 гг. в России не было зарегистрировано ни одного нематицида для применения на картофеле, а препараты первого поколения из-за их токсичности постепенно выводились из оборота.

В отличие от препаратов первого поколения, фумигантов, новый нематицид действует исключительно в почве, уменьшая влияние на человека и окружающую среду, а также позволяя вносить его в рядки, что удешевляет стоимость обработки до 3–4 раз и снижает финансовую нагрузку на картофелеводов. Препарат содержит системное действующее вещество оксамил, который блокирует передачу импульсов между синапсами нервных клеток, тем самым при высоких концентрациях вызывает гибель, при низких концентрациях ингибирует процесс движения и питания нематод. Его гранулированная форма препятствует вымыванию и гарантирует постепенное растворение в течение более чем 30 дней. Впитываясь растением, действующее вещество сохраняется в нем до выхода нематод в активную фазу. Еще 30 дней оно сохраняется в растении, обеспечивая тем самым более продолжительную защиту.

Вегетативные и полевые опыты по изучению эффективности новинки против стеблевой нематоды картофеля проводились на базе Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук (ИПЭЭ РАН) в 2019 году. В Стародубском районе Брянской области на участке площадью 2 га с численностью стеблевой нематоды более 100 особей на 100 мл почвы произвели посев восприимчивого сорта «Инноватор» нормой 60 тыс. клубней на 1 га. При этом до 15% посевного материала было поражено вредителем. Препарат «Видат 5 Г» вносили в виде гранул в семенное ложе через шланг, смонтированный в сошниках картофелесажалки.

По итогу опыта средняя урожайность при применении препарата в дозе 30 кг/га, 40 кг/га и 60 кг/га составила 52,7 т/га, 56,2 т/га и 55,0 т/га соответственно, что статистически не отличалось от урожайности в варианте без обработок. Однако, если на участке без обработок объем пораженного урожая превышал 50%, то на участке с внесенным препаратом доля пораженных клубней не превышала 11%.

Таким образом, производственная практика показала, что препарат не влияет на биологическую урожайность картофеля, однако позволяет сохранить урожай за счет снижения количества пораженных клубней. При этом хозяйственная эффективность его применения в зависимости от дозы внесения составляет от 91,3 до 96,5%. Это дает новые возможности развития картофелеводства и овощеводства, ввода в оборот ранее забракованных из-за нематод земель без потерь товарного качества урожая, что привлекательно с экономической точки зрения.

Инвестировать нельзя бросать

Борьба с нематодами актуальна во всем мире. И если в европейских хозяйствах с небольшими земельными наделами и дефицитом площадей контроль численности этого вредителя традиционно решался использованием интенсивных методов и внесением средств защиты растений, то в нашей стране проблему решали иначе. В результате – десятки тысяч гектар, выведенных из-под картофеля в севооборотах, сильно отставшая научно-исследовательская база по борьбе с нематодой. О том, что изменилось в последние годы, как грамотно расставить знаки препинания в заголовке к этому материалу, и о новой экономике картофельного бизнеса редакция общалась с Романом Дробязко, менеджером по продуктам компании Corteva Agriscience.

Роман, насколько проблема повреждения сельхозкультур нематодами актуальна в России?
Проблема всегда была актуальна в нашей стране. Еще в советское время массово проводились исследования нематод, было задействовано много ученых, которые занимались этой проблемой.
К сожалению, последние десятилетия решению этой проблемы не уделялось должного внимания, в первую очередь, с связи с экономической составляющей, потому что борьба химическим средствами защиты требует серьезных капиталовложений, которые, соответственно, необходимо окупить. И пока не появилось практики возделывания более дорогих сортов картофеля (на семена или на производство чипсов), которые приносят большую прибыль, применение СЗР для борьбы с нематодой было нерентабельно. Аграрии массово применяли более дешевые и кардинальные приемы: оставляли поля, пораженные вредителем, меняли участки.
Какие культуры подвержены этому вредителю более всего?
В мировом масштабе наибольший урон нематоды наносят древесным культурам, лесам, так как особенностью этого вредителя является накопление его в почве. А дерево – культура постоянная. Таким образом, если не бороться с нематодой, то в конечном итоге она его уничтожит.
В борьбе с вредителем огромное значение имеет гигиена полей: если мы не имеем возможности ротации культур, то с каждым годом их популяция на поле будет увеличиваться, приводя к падению урожайности. Поэтому такая проблема часто возникает в тепличных хозяйствах.
Какой урон наносит вредитель? Можно ли оценить его в процентах потерянного урожая?
Вредоносность нематод зависит от того, насколько долго возделывается одна и та же культура на одном месте. Например, многие картофельные хозяйства держат очень плотный севооборот. Тогда как считается, что оптимальным является период 4-5 лет отсутствия культуры на том месте, где появился вредитель. Если соблюдать это правило, то картофель должен составлять не более 20-25% в севообороте. Если же хозяйство ориентировано на выращивание этой культуры, то оно из экономических соображений не может позволить себе такую паузу и вынуждено возвращаться на это поле чаще, что дает нематоде возможность размножаться и накапливаться, соответственно вредоносность ее возрастает. Бывает, что на некоторых полях просто невозможно вырастить урожай – он полностью погибает. Таким образом потери урожая могут составить от нескольких процентов до полного его уничтожения.
Какая существует зависимость численности нематод от климата и состава почв?
Эти вредители любят песчаные и супесчаные почвы, на черноземах они менее вредоносны. И главное для нематод – достаточное количество воды. То есть припойменные участки, где распространено полевое овощеводство, и в частности картофелеводство, находятся в зоне большего риска.
С другой стороны, нематоды – адаптивный к условиям обитания вид, и могут распространяться очень широко. Так, галловые или стеблевые нематоды, весьма распространены и покрывают практически 100% территории европейской части России, где возделываются корнеплодные культуры, которыми они питаются (лук, картофель, морковь, свекла). Если, например, говорить о картофельной золотистой нематоде, то площадь ее распространения уже практически сравнялась с площадями возделывания картофеля у нас в стране и достигает 2 млн га. Хотя еще в советские времена зона ее распространения составляла 21 тыс. га.

В чем заключаются основные сложности борьбы с вредителем?
Во-первых, на сегодняшний день практически не осталось специалистов, которые имеют достаточную научную базу и опыт борьбы с этой проблемой. Новое поколение аграриев не всегда может вовремя идентифицировать проблему, случается, что путает с некоторыми грибковыми или вирусными заболеваниями.
Во-вторых, сами нематоды довольно устойчивы к средствам защиты растений. Препараты должны иметь достаточное токсическое действие на них. При этом по нынешним требованиям безопасности для человека и окружающей среды, многие препараты, которые были выведены еще в 60-70 годы прошлого столетия, в настоящее время запрещены. Линейка нематицидов очень ограничена.
В-третьих, это цена вопроса: нематицидная защита дорогостоящая – порядка 35-40 тыс. руб./га, что, например, в 10 раз превышает стоимость гербицидной обработки. Поэтому аграрии преимущественно пользуются другими методами, как например, сорта, толерантные к вредителю, ряд агротехнических мер, в том числе перенос посевных площадей.
Какие меры борьбы считаются в настоящее время наиболее эффективными?
На мой взгляд, высокой эффективностью отличается селекционный метод контроля численности нематод, то есть использование толерантных к вредителю сортов сельхозкультур. Однако, здесь есть одно «но». Эффективная селекционная борьба может вестись преимущественно по отношению к вредителю, тесно связанному с картофелем. Например, с золотистой нематодой. Но есть нематоды-полифаги, как, например, клубневая, которая обитает не только на картофеле, но и на других растениях с утолщёнными почвенными стеблями (корневищные сорняки, корнеплодные овощи). Конкретных генов устойчивости к этому вредителю у картофеля не обнаружено, что не позволяет выводить высокоустойчивый к ней посевной материал. Поэтому селекция в таких случаях направлена на повышение общей неспецифической устойчивости, но такая устойчивость быстро преодолевается клубневой нематодой.
С ростом спроса на картофель, особенно, предназначенный для переработки (крахмальный, чипсовый) и ростом прибыльности картофельного бизнеса, такой способ как ротация посевов или перенос посевных площадей стал менее интересным. Встал вопрос, а можно ли использовать почвы, где проблема выявлена? Как можно контролировать численность нематод? В такой ситуации в России, как и в Европе, взоры сельхозпроизводителей обратились в сторону средств химической защиты.
Например, в прошлом году картофелеводы Брянской области попробовали реабилитировать поля, ранее ими забракованные из-за нематод, с помощью препарата Видат 5 Г, и получили в итоге товарность картофеля на 100 % выше по сравнению с незащищенными вариантами. И что важно, при использовании нематицида, картофель сохранил товарный вид, а значит, стоимость продукции повысилась.
И тут встает вопрос выбора: сэкономить на использовании нематицида и получить 100% от возможной товарности картофеля, который скорее всего будет нетоварного вида, или повысить его реализационные цены, инвестировав в производство, и попутно вернуть в оборот земли, которые годами простаивали? С использованием высоколиквидных сортов, ростом закупочных цен на качественную продукцию и повешением рентабельности картофелеводства в целом все больше сельхозпроизводителей решают инвестировать, а не бросать поля.
Если говорить о контроле нематод с помощью агрохимии, какие средства применяются?
В настоящее время средства первого поколения – фумиганты, появившиеся в 60-е годы прошлого столетия – не применяются. Они были активны в газовой фазе, а потому токсичны для человека, и их необходимо было глубоко заделывать.
Второе поколение нематицидов, которым в том числе относится Видат 5 Г– это медленно растворяющиеся гранулы; их тоже вносят в почву, но они действуют только в ней. Это свойство в том числе позволяет вносить продукт не по всей площади, а в рядки, что экологичнее и экономичнее. Возможность внесения в рядки позволяет снизить расходы на обработку нематицидом в 3-4 раза.
Есть также биопрепараты, но из-за меньшей действенности и необходимости их многократного внесения они не являются экономически предпочтительной альтернативой.
Следует также напомнить, что все препараты действуют на нематод через их питание, а не контактным путем. Например, Видат 5 Г впитывается растением и сохраняется в нем до выхода нематод в активную вазу. Чтобы его не вымыло, он представлен гранулами, которые вносятся вместе с посевом и растворяются постепенно в течение более чем 30 дней; в добавок к этому еще 30 дней действующее вещество сохраняется в растении, обеспечивая тем самым продолжительную защиту.
Считаете ли вы агротехнические методы действенными?
Если говорить о переносе площадей на незараженные участки – да, эффективно, но это плохо вяжется с современными экономическими реалиями и тенденциями интенсивного использования сельскохозяйственных земель. К тому же все время приходится искать пригодные площади и думать, какие культуры высаживать на забракованных из-за нематоды землях. А профитабельных культур, которые приносят прибыль хотя бы в половину от той, что дает картофелеводство, крайне мало.
Довольно действенный с точки зрения контроля численности нематод метод высаживания культур-приманок. Например, на поле высаживают картофель, зная, что на участке есть золотистая нематода; она выходит из состояния покоя и начинает перемещаться в сторону культуры, питаться ею; тогда культуру запахиваю и полностью уничтожают активных нематод; нематоде питаться нечем, и она погибает. Но способ требует капиталовложений и обходится, дороже чем тот же пар.
Высаживание культур, токсичных для этого вредителя (например, жёлтая горчица, комовая редька, бархатцы), как метод борьбы с нематодами малоинтересен с экономической точки зрения, так как в основном эти культуры не имеют никакого экономически полезного назначения, кроме как борьба с отдельными видами нематод (свекловичная, галловая, проникающая).
Особый интерес с точки зрения интенсивных методов представляет внесение удобрений. Доказано, что карбамид и фосфорно-калийные туки токсичны для нематод, сокращают их численность. А внесение их одновременно с препаратом Видат 5 Г в нашей практике показало и оздоравливающе воздействие на культуру за счет мощного синергетического эффекта.
Прошлая зима выдалась во многих регионах теплой и малоснежной. Прогнозируете ли вы в связи с этим рост численности нематод?
Рекомендую аграриям держать руку на пульсе: ведь любые аномальные климатические условия провоцируют нетипичные процессы в развитии фитосанитарной обстановки в поле. Можно предположить, что в результате теплой зимы полевые нематоды окажутся в более выигрышном положении, так как они питаются в том числе и сорными растениями, которые в условиях теплой зимы в южных регионах продолжили вегетировать. Соответственно, если бороться с сорняками весной, а не до наступления зимы, то это будет благоприятствовать нематоде, так как в условиях достаточного питания она раньше начнет размножаться и наносить вред посевам.
Так все же, относительно методов борьбы с нематодой и в частности на картофеле, как бы вы расставили знаки препинания в следующей фразе: «Инвестировать нельзя бросать»?
Однозначно, я бы ставил запятую после «инвестировать»! И наш опыт прошлого года наглядно это продемонстрировал. И мы надеемся, что доказал экономическую целесообразность такого подхода и нашим картофелеводам.