Эксперты о ВТО

О том, что ждет отечественный АПК в целом в условиях ВТО рассказывают представители различных отраслей сельского хозяйства России

Директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгений Корчевой:

Ситуация с сельхозмашиностроением в условиях ВТО будет схожа с любой несырьевой отраслью отечественной промышленности – последствия ВТО для нас будут весьма печальными. Дело в том, что государство отказывается навсегда регулировать цены на энергоресурсы, уже сейчас бензин и электричество у нас стоит дороже, чем в Америке, газ пока чуть дешевле, чем в Европе, но скоро ситуация выровняется.

Учитывая то, что это естественные монополии и уровень цен на энергоносители не зависит от рынков, цены на них будут расти. Соответственно вырастет стоимость всего в нашей стране, раздуется инфляция. Если же говорить о специфике сельхозмашиностроения, то ВТО затрагивает нас по двум причинам.
Первое — у нас действуют таможенные пошлины на сельхозтехнику (на комбайны и тракторы составляют 15%, на некоторые виды – 5%), а уровень связывания – т.е. уровень максимальных пошлин, которые сможет установить Россия – остается на уровне 5%. На комбайны пошлина будет снижена в три раза, и при всем желании мы не сможем поднять пошлины на сельхозтехнику. При этом условия производства сельхозтехники в России и других странах различаются: у нас нет государственной поддержки, дорогие кредиты, неэффективная государственная политика в отрасли – все это ставит нас в более жесткие условия. Второе – вопрос субсидирования. Сейчас субсидирование процентных ставок идет исключительно на технику российского производства, но с присоединением к ВТО это ограничение будет снято.

По нашим прогнозам, уровень продаж в течение трех лет сожмется до 10-15 млрд рублей (это в два раза меньше нынешнего уровня и в три раза – уровня 2008 года). Согласно ВТО производить технику в России становится невыгодно, мы открываем рынок для импортных машин и поддерживаем импорт. Условия ВТО очень четко ограничивают любые действия государства по поддержке отраслей. При этом называются в качестве мер проведение спецзащитных расследований (мер, направленных на защиту российских производителей от недобросовестной иностранной конкуренции). Но это очень сложная процедура, Россия практически не имеет опыта их проведения. Для этого должна быть сформирована доказательная база, проведена огромная работа с весомым обоснованием причин, кроме того – это мера краткосрочная, которая вводится на срок не более четырех лет. При этом само расследование длится год, и его результаты могут быть оспорены в ВТО. Фактически, вступая в ВТО, мы теряем свою суверенность, потому что раньше мы проводили такие расследования, и никто их оспорить не мог.

Формула ВТО условно выглядит так: мы глобально интегрировались, теперь мы поставляем только ресурсы, сырье – в основном нефть и газ, а все остальное должны купить у ВТО на полученные от продажи ресурсов средства, если у нас еще остались деньги, то мы должны отложить их на счета иностранных банков. Это то место России в мире, которое закрепляет ВТО.

Виктор Линник, президент агропромышленного холдинга «Мираторг»:

Конкретные экономические преимущества от вступления России в ВТО объяснить не может никто. Мы обязуемся открыть свой рынок для импортного мяса, а барьеры для российских экспортеров мяса по-прежнему сохраняются на том же уровне — они не снижены ни на один процент.
Процесс возрождения промышленности и сельского хозяйства в нашей стране только начинается, поэтому логично было бы сначала создать собственную промышленность и сельское хозяйство, обеспечить внутреннюю конкуренцию и лет через десять после этого вступать в ВТО, если ВТО, конечно, «доживет» до этого времени. В последнем на сегодняшний день можно обоснованно сомневаться, учитывая тот факт, что реальные рычаги управления ВТО находятся в руках США и ЕС, превращая остальных членов этой организации в формальных и зависимых участников.

У России есть огромный потенциал для построения современного агропромышленного комплекса, с использованием мирового опыта и знаний, с нуля, но для этого у правительства должны быть все необходимые инструменты и не связанные обязательствами руки. Условия, на которых мы вступили в ВТО, во многом осложняют и замедляют этот процесс.

Анализируя обязательства, которые Россия принимает на себя, став членом этой организации, можно сделать однозначные выводы:

— Снижение ставки пошлины на ввоз товарного поголовья свиней в восемь раз (с 40 до 5%) приведет к резкому увеличению ввоза импортного поголовья и снижению цен на товарное поголовье в России. Результатом станет резкое снижение инвестиционной привлекательности свинокомплексов — основы подотрасли свиноводства, которую фактически «подрубит» импорт, остановив или значительно замедлив внутренний рост производства свинины.

— Снижение пошлины на ввоз субпродуктов свинины на 10% (с 25 до 15%) сделает еще менее привлекательными инвестиции в глубокую переработку свинины. Исторически эта продукция не востребована в таких объемах в странах ЕС и «сбрасывается» по любым ценам в Россию (объем ввоза — более 600 тыс. т в год). Таким образом, будут отсутствовать необходимые условия для модернизации первичного убоя и переработки или инфраструктуры производства мяса.

— Подписанное соглашение на ввоз так называемой «высококачественной» говядины с 15-процентной пошлиной из США, Канады и Аргентины по сертификатам, выпускаемым самими экспортерами, позволит им на законном основании ввозить обычные отруба в обход квоты по говядине. В 2008—2009 годах по подобной схеме ввозили 185 тыс. и 215 тыс. т соответственно (35—45% от квоты). В результате цены на говядину в нашей стране былволатильными и ниже, чем на свинину, что не создавало условий для инвестиций в развитие подотрасли мясного скотоводства, имеющего огромный потенциал в России. Таким образом, мы возвращаемся на три года назад и тормозим инвестиции в развитии мясного крупного рогатого скота.
Исходя из вышесказанного Россия обязуется гарантировать доступ на свой рынок более 2 млн т мяса в год в течение восьми лет, теряя на этом 5—6 млрд долл. в год. Необходимо понимать, что производство мяса — вершина производственной пирамиды и обеспечивает работу еще в шести-семи смежных отраслях, т.е. можно эти 6 млрд долл. умножить минимум на три; получим 15—18 млрд долл. в год — это цена вопроса входа в ВТО только по мясу. В ВТО не существует свободной торговли и условий равного доступа на рынки участников — есть диктат США и Евросоюза. Россия пытается попасть на «тонущий корабль», и непонятно, кому больше необходимо наше присутствие в ВТО — им или нам.

Все то, о чем говорят «реформаторы» по поводу конкуренции, привлечения технологий, защиты интеллектуальной собственности и экспорта, можно было бы обсуждать и решать совместно с правительством России в рабочем режиме, и никакая ВТО здесь не нужна.

Мне непонятно, как эффективно и быстро развивать собственное производство, связав себя обязательствами на международном уровне, которые превалируют над законодательством РФ, то есть на практике каждое решение вне договоренностей придется с ними согласовывать и платить в случае их нарушения.

Это потеря огромного количества времени и денег, новые чиновники, и как следствие — снижение темпов роста. Если решение принято, то в сложившейся ситуации наиболее конструктивным шагом со стороны правительства стал бы серьезный пересмотр комплекса мер по поддержке отечественных производителей, так как очевидно, что с вступлением в ВТО эту поддержку необходимо усилить, прежде всего в отношении эффективных производителей. Только в этом случае дальнейшее развитие отечественного производства может избежать стагнации или даже полной остановки в ряде сегментов.

Людмила Орлова, директор Национального движения сберегающего земледелия, генеральный директор ЗАО «Евротехника»:

Большинство отечественных аграриев пока не ориентируется ни в нормах и правилах ВТО, ни в том, к каким последствиям приведет этот шаг и как им следует реагировать на эти вызовы. Это усугубляется тем, что за 18 лет переговоров нам не удалось поднять конкурентоспособность отечественного сельхозпроизводства.

Причинами низкой конкурентоспособности являются, во-первых, слаборазвитая инфраструктура рынка сельхозпродукции: доля инфраструктурных издержек в цене российской сельхозпродукции значительно превосходит аналогичный показатель аграрно развитых стран (так, в производстве зерна он достигает 50% с дифференциацией по регионам при среднемировом уровне подобных затрат около 20%). Ситуацию усложняет недоступность рынков сбыта для средних и мелких сельхозпроизводителей.

Во-вторых, за счет низких внутренних цен на зерно по сравнению с основными зернопроизводящими странами отечественные сельхозпроизводители ежегодно не дополучают в среднем около 150-200 млрд руб.

В-третьих, применение устаревших технологий в сельхозпроизводстве, приводящих к деградации и эрозии сельхозугодий и высокой себестоимости продукции. Ситуацию усугубляет информационный вакуум в АПК и отсутствие системного информирования сельхозтоваропроизводителей об успешном опыте применения современных технологий, о новых достижениях науки и техники в сельском хозяйстве.

АПК России испытывает острую нехватку квалифицированных кадров, способных внедрять инновационные технологии и работать на современной технике. Государственные образовательные стандарты базируются на устаревших знаниях, а в вузах студентов обучают зачастую на музейных экспонатах.

Отсутствует система профессионального консультирования сельхозпроизводителей, деятельность информационно-консультационной службы Минсельхоза РФ малоэффективна, у консультантов не хватает современных, особенно практических, знаний. За годы реформ была уничтожена система учхозов, а альтернативы им так и не было создано.
Организация и принципы финансирования НИОКР устарели, суммы на них выделяются небольшие, не предусмотрено приобретение техники и оборудования для исследований. Тематика отраслевых НИОКР определяется Минсельхозом РФ, хотя в мировой практике темы исследований выбирают сами фермеры.

Объединений сельхозпроизводителей в стране мало, и в основном они представляют интересы крупного бизнеса, в связи с чем диалог с властью ведут только олигархические холдинги.

Как результат, Россия заметно отстает от других стран по эффективности сельского хозяйства и производит всего 1,5% ВВП мирового сельского хозяйства.

Вместе с тем у России огромный аграрный потенциал, однако геополитические и внутренние цели России на агропродовольственных рынках до сих пор не определены.

Национальное движение сберегающего земледелия с представителями аграрного бизнеса предлагает сформулировать эти цели так: максимальное использование аграрного потенциала России на принципах экологической (сохранения ограниченных природных ресурсов) и экономической эффективности с обеспечением доходности и конкурентоспособности сельхозпроизводителей для удовлетворения внутренних потребностей страны качественными продуктами и развития экспорта.

Для достижения данных целей необходимо сформировать государственную аграрную политику. Она должна строиться на принципах работы ВТО, что потребует изменения нормативно-правовой базы: закона о сельском хозяйстве и госпрограммы развития отрасли до 2020 года.

Аграрная политика должна базироваться на:

— Государственной стратегии развития современной инфраструктуры рынка сельхозпродукции с цивилизованными и честными законами, правилами и адекватными услугами и стратегии формирования цен на сельхозпродукцию. Приоритетными должны стать меры, гарантирующие обеспечение мировых цен для сельхозпроизводителей, доходность сельхозпроизводства, а также обеспечивающие повышение пропускной способности автомобильных и железных дорог, снижение стоимости железнодорожных перевозок, увеличение мощностей по хранению сельхозпродукции и т.д.;

— Аграрной технологической политике на основе экономической и экологической эффективности на всех этапах производства сельхозпродукции. Необходимо разработать новые механизмы господдержки растениеводства и животноводства в рамках «зеленой корзины» ВТО. В качестве быстрой меры предлагается создать не менее 20 научно-практических инновационных центров в основных зернопроизводящих регионах страны, оснащенных полным пакетом современного оборудования и техники. На базе данных центров необходимо организовать работу консультационных служб для профессионального консультирования сельхозпроизводителей;

— Современной аграрной информационной политике. Необходимо создать систему оперативного информирования российских предприятий с соответствующей инфраструктурой, в которую должны входить электронные и печатные СМИ, а также негосударственный аграрный телеканал, для продвижения современных технологий, ознакомления с мировым и российским опытом их применения;

— Новых принципах финансирования аграрной науки и определения тематики исследований. Необходимо увеличение бюджетного финансирования НИОКР аграрной тематики с обязательным постатейным выделением средств на приобретение современного исследовательского оборудования до 50 млн руб. на одно исследование. При этом тематика исследования должна определяться самими сельхозпроизводителями;

— Новых образовательных программах и стандартах обучения в профильных учреждениях среднего и высшего образования и курсах повышения квалификации кадров для АПК, сформировав эффективную систему трансфера достижений аграрной науки. Необходимо создать целевую программу обучения специалистов АПК, оснастив образовательные учреждения современной техникой и оборудованием;

— Повышении роли неправительственных организаций и отраслевых объединений. Для постоянного конструктивного диалога не только крупных, но и средних и мелких сельхозпроизводителей с властью необходимо развивать эффективную систему отраслевых ассоциаций и союзов и создавать и поддерживать реальные неправительственные объединения.
2012 год для нас во многом решающий, и нам всем нужно приложить усилия, для того чтобы избежать экономических и социальных потрясений. Ведь нам необходимо прекратить борьбу за выживание и начать стабильно развиваться.

1 комментарий

avatar
Первые птички, мясо свинины обвалилось по цене, на 15% из за снижение пошлин в Августе.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.