Эдвард Фолкнер: «Безумие пахаря»


Эдвард Фолкнер – один из начинателей ресурсосберегающего земледелия в США. Его по праву можно назвать «американским Овсинским» — так схожи их система органического восстановления почвы и философия. Фолкнер начал свои опыты в жарком штате Огайо в 30-е годы прошлого века и добился удивительных результатов, улучшая почвы и повышая ее плодородие. Результаты его трудов были опубликованы в США и на долгие годы стали бестселлерами, вызвав огромный резонанс.

В 1943 году в разгар второй мировой войны, в США вышла книга Эдварда Фолкнера под интригующим названием «Безумие пахаря», посвященная вопросам обработки почвы. Автор не претендовал на строгую научность своей книги, но, написанная живо, увлекательно, с большой страстностью она вызвала большой интерес у широкой общественности. Фактически с публикации «Безумия пахаря» в США начинается внедрение ресурсосберегающих технологий в растениеводстве.

Надо заметить, что эта книга вышла в свет как нельзя вовремя, и этим во многом объясняется повышенный интерес к ней. Действительно, в годы войны вопросы увеличения производства сельскохозяйственных продуктов, а следовательно, и вопросы плодородия почвы были в центре внимания американских фермеров, да и не толь¬ко их.

К тому же еще свежи были в памяти американцев воспоминания о ветровой эрозии, которая в 30-х годах охватила огромные территории США и Канады. Пыльные бури тех лет нанесли огромный ущерб экономике этих стран, они сделали непригодными для земледелия большие площади ранее плодородных земель и разорили многих ферме¬ров.

Очевидно, у Фолкнера как у пытливого агронома возникло желание разобраться в случившемся, найти причину бедствия. Эдвард Фолкнер был не понаслышке знаком с современной практикой возделывания сельхозкультур. Он окончил колледж, получил агрономическое образование, и много лет работал окружным агентом (иначе говоря, агрономом) и в этой должности, по его словам, «безуспешно пытался учить фермеров, как улучшить их бедные почвы». Критически оценив существующую в Америке практику земледелия, он стал проверять возникшие у него мысли и предположения. С этой целью он проводил опыты на небольшом городском участке возле дома, а позднее и на арендованном участке (2 — 2,5 гектара) в сельской местности, в штате Огайо, в 16 километрах от озера Эри.

На городском участке, бывшем ранее дном озера, залегала слоем 90-120 сантиметров практически бес¬плодная глина тяжелого типа. В сельской местности, напротив, почва была легкого механического состава, но большая часть участка была заброшена, так как никто не брал эту малоплодородную землю в аренду.

Опробовав на этих участках разные приемы и способы обработки почвы, Фолкнер пришел к выводу, что нужно полностью отказаться от глубокой обработки плугом. Вся обработка почвы сводилась у него к поверхностному рыхлению дисковыми боронами.

Для улучшения почвы Фолкнер заделывал в поверхностный слой почвы зеленую массу специально выращен¬ной озимой ржи, овса, а на городском участке использовал для этой цели опавшие листья из городского парка. При этом он не отдавал предпочтения обычно рекомендуемым для сидерации бобовым растениям, так как считал, что при разложении большого количества органического вещества почва достаточно обогащается азотом воздуха за счет деятельности азотфиксирующих бактерий. На улучшенных таким образом малоплодородных участках удавалось получать исключительно высокие урожаи помидоров, кукурузы, батата и других, главным образом овощных культур. Кроме этого он добился улучшения качества продукции, сокращения материальных и трудовых затрат.


На основании своих экспериментов и глубоких раздумий он и написал книгу «Безумие пахаря». Мысли и идеи, которые изложил Фолкнер, поставили с ног на голову общепринятые теории и представления о способах обработки почвы.
В этой книге Фолкнер критикует плужную обработку почвы, считая ее вреднейшим приемом, приведшим земледелие США и других стран к упадку, бесплодию почв и многим другим бедам.

По его мнению, отвальный плуг «является злодеем в мировой сельскохозяйственной практике»: плужная обработка способствует высыханию почвы, распространению водной и ветровой эрозии, ведет к безвозвратной потере питательных веществ и засоренности посевов.

К такому выводу Фолкнер пришел после многолетних наблюдений и размышлений. И размышления его логичны. Он задался вопросом: «Почему фермеры пашут?» О необходимости пахать пишут во всевозможных рекомендациях и инструкциях сельскохозяйственных органов, этому учат окружные агенты, такие советы даются сельскохозяйственными газетами. Но где научные обоснования пахоты? «Если и существуют такие обоснования, я не сумел найти их за более чем 25 лет поисков, — пишет Фолкнер. Многое делалось еще в 1912 году, когда мои школьные товарищи и я проходили курс ухода за почвой и курс сельскохозяйственных машин, тогда мы подняли вопрос, озадачивший наших профессоров,— почему следует считать обязательной пахоту, а не какой-нибудь иной способ рыхления поверхности почвы? Был предложен ряд ответов, но ни один из них, однако, не был научным. В конце концов, некоторые озадаченные преподаватели должны были признать, что им не известно никаких безусловно научных обоснований пахоты».

При этом Фолкнер подробно описывает ряд предубеждений, который существовал в современной аграрной практике. Так, повсеместным было мнение, что пахотой заделываются остатки предшествующей культуры, освобождая землю для будущего посева. «Но когда органические материалы располагаются на глубине пахотного слоя, — рассуждает Фолкнер, — это мешает воде из подпахотного горизонта двигаться в верхний слой почвы. (Это особенно верно, если количество органического материала на¬столько велико, что он полностью отделяет под¬почву от верхнего слоя.) В результате почва быстро высыхает и остается сухой в течение всего периода разложения».
Вспашка плугом с отвалом, лишение поверхностного слоя почвы покрова пожнивных остатков и являются, по мнению автора, главной причиной водной и воздушной эрозии, неоправданно высоких расходов минеральных удобрений и прогрессирующего уменьшения основного источника плодородия почвы — разлагающегося органического вещества.
В целях дальнейшего улучшения плодородия, а также для коренного улучшения эродированных почв автор предлагает широко использовать зеленые удобрения, с неглубокой заделкой выращенной зеленой массы в поверхностные слои почвы дисковыми лущильниками. Зеленые удобрения пропагандировались в США и раньше, однако широкого применения этот метод улучшения почв не получил.

Низкую эффективность зеленых удобрений в современном растениеводстве автор объясняет чрезмерно глубокой их заделкой плугами с отвалами.

Глубокая запашка большой массы свежего органического вещества не улучшает условия в питании растений, так как в верхних слоях почвы находится основная часть корней сельскохозяйственных культур, особенно в ранние периоды развития растении. Запашка зеленой массы не предохраняет поверхность почвы от размывания дожде¬вой водой или выдувания ветром. При этом глубокая заделка органических удобрений и растительных остатков способствует быстрому просыханию верхних слоев почвы. Автор приводит факты, когда глубоко запаханное органическое вещество собирало и удерживало в себе влагу, подобно губке, а верхние слои почвы оставались сухими.


Другое предубеждение: считается, что пахота освобождает почву от сорняков. Фолкнер же утверждает, что глубокой отвальной обработкой не только не создаются условия для борьбы с однолетними сорняками, размножающимися семенами, а, наоборот, «образуется порочный круг», так как после каждой очередной вспашки в поверхностные слои почвы возвращаются новые запасы семян сорняков, глубоко заделанных предшествовавшими вспашками и хорошо сохранивших всхожесть.
«Миллионы семян сорняков на гектаре, возможно, и будут зарыты плугом. Но семена, зарытые во время предыдущей вспашки, будут вынесены на поверхность. Возможно даже, что семена сорняков, вынесенные на поверхность в этот раз, окажутся семенами, которые были запаханы три года тому назад».

Говоря о засухе, Фолкнер приводит такой пример: нередко в жару фермер видел «нежную зеленую листву соседнего леса, не тронутую засухой, которая повредила его посевы. Он видел сорняки, которые прямо-таки лезли через изгородь, окружающую его кукурузное поле, в то время как его кукуруза чахла от недостатка воды. В лесу и у изгороди стояла та же погода, что и на полях фермера. Однако ни дикая лесная растительность, ни сорняки у из¬городи не показывали ни малейшего признака жажды… Этот пример невспаханного поля, доказывающий, что беда останавливается там, где останавливается плуг...».

На основании опыта обработки почвы на своем участке у Фолкнера появилась полная уверенность, «что почва сама без всякой помощи позаботится о растениях, если мы не помешаем ей». При этом Фолкнер рассказывает, что в то время на юге США фермеры время от времени «давали отдых» своим землям, то есть практиковали так называемую залежную систему. За такую практику фермеров критиковали, обвиняя их в лени.

Но земледельцы видели в этом определенную пользу. Они заметили, что почва как бы омолаживается и снова дает удовлетворительные урожаи, и чем дольше поля оставались под залежью, тем полнее восстанавливалось их плодородие. «Такие процессы почвенного обновления, писал Фолкнер, конечно, не следует понимать как «безделие» почвы. На самом деле так называемая отдыхающая почва энергично работает, чтобы восстановить свое плодородие.
В качестве примера Фолкнер подробно описывает почвообразовательный процесс под лесом. Пища для растений там создается в основном за счет опадающих листьев. Из них на поверхности почвы образуется толстый слой разложившихся и разлагающихся растительных остатков. Этот слой богат питательными веществами, и основная масса корней деревьев располагается именно в этом верхнем горизонте почвы. Часть питательных веществ при этом корни деревьев берут, конечно, и из нижних, подпочвенных слоев. Таким образом, когда мы любуемся красотой леса, то должны знать, что он обязан своим существованием в основном опавшим и перегнившим листьям.

«Это,- пишет Фолкнер,- и есть блестящий пример успешного сохранения почвы, но люди этого не замечают. У людей есть врожденное неискоренимое чувство, что они могут по¬мочь растению, но ведь в самом деле нет ничего, чем можно было бы помочь растению, растущему в своей естественной среде… лучшее, что можно сделать, это — по возможности точно копировать все существенные свойства естественной среды». Естественная среда не знает пахоты, и в практике земледелия нужно следовать этому закону природы.

Автор неоднократно подчеркивает, что в естественных условиях леса, луга или давно не обрабатываемой пашни не приходится заниматься восстановлением плодородия почвы или бороться с эрозией.
Он считает, что все эти почвенные проблемы являются лишь результатом неправильной агротехники и пренебрежения законами естественного почвообразования.

Фолкнер пишет, что ошибки в обработке почвы, допускаемые людьми, логичны, «если учесть, что плуг — это величайшее проклятие земли — был в эпоху, когда его изобрели, спасителем жизни людей. Почти¬тельное уважение, с которым мы относимся к плугу, начинается с тех далеких дней, когда люди спаслись от угрозы голода только потому, что плуг дал им возможность обрабатывать более крупные посевные площади».

Чтобы создать наилучшие условия развития высеваемых растений и препятствие для ветровой и водной эрозий, Фолкнер рекомендует рыхлить почву на 7—7,5 сантиметра и перемешивать этот слой с органическими остатками предыдущей культуры и удобрениями, главным образом органическими. «Нам настоятельно нужна почвенная поверхность, похожая на ту, которую мы встречаем в природе, то есть со всем органическим веществом, находящимся достаточно близко к поверхности, чтобы корни растений мог¬ли усваивать продукты его разложения. Поскольку целью является именно это, то и способом для достижения ее будет применение какого-нибудь орудия, которое не будет зарывать встречающиеся растительные остатки, другими словами, любое орудие, кроме плуга».

При этом Фолкнер отмечает, что на сегодняшний день «у нас нет ни одного орудия, которое вполне хорошо подходит для заделывания органического вещества в поверхность почвы при всех условиях. Дисковая борона — хорошее орудие для использования в самых разнообразных условиях, но даже и она имеет свои ограничения… Однако до тех пор, пока кто-нибудь не изобретет лучшее орудие, дисковая борона является единственным средством, которое может заменить плуг для успешной подготовки земли под по¬сев». При этом Фолкнер дает подробные технические советы фермерам, как следует использовать дисковую борону.

В качестве заключения, как бы подводящего итог идеям и предложениям Фолкнера, следует привести такое его высказывание: «Мы приходим к двум весьма важным задачам, решить которые в наших силах: улучшенный урожай культур — это немедленная задача, и задержанная эрозия — это задача длительная, но тесно связанная с нашим благосостоянием. Обе задачи разрешимы простым способом — нужно бросить старую практику запахивания органического вещества и заменить ее новым, эффективным приемом оставления этого вещества на поверхности или заделывания его сверху».

Следует отметить, что многие основные мысли Фолкнера сходны с положениями «Новой системы земледелия» И.Е. Овсинского, также имевшей шумный успех на рубеже XIX и XX столетий как в России, так и в некоторых странах Западной Европы.


В целом выход в свет книг Фолкнера и закипевшие во¬круг них острые споры привлекли огромное внимание ученых и фермеров к системе обработки почвы, к критическому пересмотру ее приемов. На опытных станциях, в сельскохозяйственных институтах США начались тщательное изучение обычных методов обработки почвы и поиски новых способов, отвечающих почвенно-климатическим особенностям отдельных природных зон страны. Исследования показали, что плужная глубокая обработка отрицательно влияет на физическое состояние степных почв, на их плодородие и ведет к распылению и ветровой эрозии. Таким образом, выводы Фолкнера в основном подтвердились и начали применяться в сельскохозяйственной практике не только в США и Канаде, но и во многих других странах.

В нашей стране идеи и предложения Фолкнера позднее получили отражение в системах земледелия, разработанных впоследствии Т.С. Мальцевым для Зауралья, А.И. Бараевым для Казахстана и Сибири.
Константин Сергеев

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.