Николай Вавилов: «Пойдем на костер, будем гореть, но от своих убеждений не откажемся»


Николай Иванович Вавилов родился 25 ноября 1887 года в Москве в семье купца второй гильдии. По воле отца Николай поступает в Московское коммерческое училище. Но желания связать свою жизнь с коммерцией у Вавилова не возникает и по окончании училища он поступает на агрономический факультет Московского сельскохозяйственного института. Вскоре подающего надежды студента замечают известные ученые Н. Н. Худяков и Д. Н. Прянишников, которым было стать его первыми учителями и наставниками.

В 1908 году Вавилов принимает участие в студенческой экспедиции по Северному Кавказу и Закавказью, а летом 1910 года проходит агрономическую практику на Полтавской опытной станции, где получил по собственному признанию, «импульс для всей дальнейшей работы».
По окончании института Николай был оставлен для подготовки к профессорскому званию на кафедре частного земледелия, которую возглавлял Д. Н. Прянишников и прикомандирован к Селекционной станции института, где начал исследование иммунитета культурных растений к паразитическим грибам.

В 1913 году молодой ученый был направлен за границу для завершения образования. Во Франции в фирме Вильморенов он ознакомился с новейшими достижениями селекции в семеноводстве. В Германии ученый работал в лаборатории Эрнста Геккеля, а также в Англии, в генетической лаборатории Института садоводства имени Джона Иннеса под руководством одного из крупнейших генетиков того времени профессора Уильяма Бейтсона, где продолжил исследование иммунитета хлебных злаков.

По возвращении из-за границы Вавилов успешно сдает экзамены для получения степени магистра. Его докторская диссертация посвящена иммунитету растений, в будущем эта проблема станет основой его первой научной монографии «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям».

Материал для своей книги Вавилов собирал практически по всему миру.
Несмотря на военное положение, он добился разрешения на экспедицию вглубь Ирана, где занимался исследованием и сбором образцов злаков, в частности, персидской пшеницы. Посеяв ее позднее в Англии, Вавилов пытался различными способами заразить ее мучнистой росой (вплоть до применения азотного удобрения, способствующего развитию болезни), но все попытки оказались безуспешными. Ученый пришел к выводу, что иммунитет растений зависит от условий среды, в которой изначально формировался данный вид. Во время иранской экспедиции у Вавилова зародились мысли о закономерности наследственной изменчивости. Вавилов проследил изменения видов ржи и пшеницы от Ирана до Памира. Он заметил характерные сходные изменения у видов обоих родов, что натолкнуло его на мысль о существовании закономерности в изменчивости родственных видов. Находясь на Памире, Вавилов сделал вывод, что горные «изоляторы» вроде Памира служат очагами зарождения культурных растений.

В 1917 году Вавилов был избран помощником заведующего Отделом прикладной ботаники Р. Э. Регеля. В том же году Вавилов был приглашен возглавить кафедру генетики, селекции и частного земледелия на Саратовских высших сельскохозяйственных курсах и в июле переехал в Саратов. В этом городе в 1917 -1921 годах Вавилов был профессором агрономического факультета Саратовского университета. Наряду с чтением лекций он развернул экспериментальное изучение иммунитета различных сельскохозяйственных растений, в первую очередь хлебных злаков. Им было исследовано 650 сортов пшеницы и 350 сортов овса, а также другие, незлаковые, культуры; проведен гибридологический анализ иммунных и поражаемых сортов, выявлены их анатомические и физиологические особенности. Вавилов начал обобщать данные, накопленные во время экспедиций и исследований. Результатом этих изысканий стала монография «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», изданная в 1919 году, которая стала основой его учения об иммунитете растений. Вавилов считал, что устойчивость против паразитов выработалась в процессе эволюции растений в центрах их происхождения на фоне длительного (в течение тысячелетий) естественного заражения возбудителями болезней. Согласно Вавилову, если в результате эволюции растения приобретали гены устойчивости к патогенам — возбудителям болезней, то последние приобретали способность поражать устойчивые сорта благодаря появлению новых физиологических рас. Так, каждый сорт пшеницы может быть восприимчивым к одним расам и иммунным к другим.

Отправившись по поручению Наркомзема РСФСР в США для участия в переговорах о закупке семян, Вавилов одновременно обследовал обширные зерновые районы США и Канады и выступил на Международном конгрессе по сельскому хозяйству с сообщением о законе гомологических рядов. Положения закона, развивавшего эволюционное учение Чарльза Дарвина, были положительно оценены мировой научной общественностью, в Нью-Йорке даже было основано отделение Отдела прикладной ботаники.
На обратном пути Вавилов посетил ряд европейских стран (Англия, Франция, Бельгия, Голландия, Швеция), где встречался с учеными, установил новые научные связи, знакомился с научными лабораториями и селекционными станциями, организовал закупки сортового семенного материала, книг, научного оборудования.

По инициативе ученого был проведен ряд внутрисоюзных и зарубежных экспедиций — Афганистан (Вавилов вместе с Д. Д. Букиничем первыми из европейцев проникли в Нуристан — высокогорную провинцию Афганистана в то время закрытую для иноземцев), Средиземноморье, Африка, в ходе которых Вавилов продолжал пополнять коллекцию образцов и изучение очагов возникновения культурных растений.

Отчет об экспедиции объемом 610 страниц стал основой книги «Земледельческий Афганистан», написанной Вавиловым совместно с Д. Д. Букиничем. В этой книге подтверждено предположение Вавилова о том, что в Афганистане находятся центры происхождения некоторых важнейших для человека растений.

За экспедицию в Афганистан Николаю Вавилову была присуждена золотая медаль имени Н. М. Пржевальского — «за географический подвиг».
Исследовательские работы ученый провел в Алжире, Тунисе, Марокко, Ливане, Сирии, Палестине, Трансиордании, Греции, Италии, Сицилии, Сардинии, Крите, Кипре, южной части Франции, Испании, Португалии, затем во Французском Сомали, Абиссинии и Эритрее. Ознакомился с земледелием в горных районах Вюртемберга (Германия). Караванные и пешие маршруты в этой экспедиции составили около 2 тысяч км. Семенной материал, собранный Вавиловым, исчислялся тысячами образцов.

В середине 1920-х годов Вавилов сформулировал представления о географических центрах происхождения культурных растений. На основании материалов о мировых растительных ресурсах он выделил семь основных географических центров происхождения культурных растений:
центрально-американский, южноамериканский, средиземноморский, переднеазиатский, абиссинский, среднеазиатский, индостанский.
В 1926 году он опубликовал труд «Центры происхождения культурных растений», за который ему была присуждена Премия имени В. И. Ленина.

В 1929 году Вавилов с целью изучения особенностей сельского хозяйства совершил несколько экспедиций в страны Восточной Азии. В том же году Вавилов был избран действительным членом АН СССР и одновременно академиком Всеукраинской академии наук, назначен президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ), организованной на базе Государственного института опытной агрономии. Здесь он направил свою энергию на организацию системы научных институтов сельскохозяйственного профиля. За первые три года работы Вавилова на посту президента ВАСХНИЛ были созданы институты зернового хозяйства на Северном Кавказе, в Сибири, на Украине и юго-востоке европейской части страны, появились институты овощного хозяйства, плодоводства, картофельного хозяйства, риса, виноградарства, кормов, субтропических культур, лекарственных и ароматических растений и другие — всего около 100 научных учреждений. Всесоюзный институт растениеводства стал одним из головных институтов новой академии.
В 1930 году Вавилов создал и возглавил Генетическую лабораторию АН СССР в Москве (позднее преобразована в Институт генетики АН СССР). Вавилов организовал II Международный конгресс почвоведов в Москве, участвовал (по приглашению Корнелльского университета, США) в Международной конференции по сельскохозяйственной экономике, а после нее совершил экспедицию по американскому континенту: он объехал все южные штаты США от Калифорнии до Флориды, пересек двумя маршрутами горные и равнинные районы Мексики, Гватемалу.

180 ботанико-агрономических экспедиций по всему миру принесли мировой науке результаты первостепенной значимости, а Николаю Вавилову заслуженную славу одного из наиболее выдающихся путешественников современности. Результат вавиловских научных экспедиций — создание уникальной, самой богатой в мире коллекции культурных растений, насчитывавшей 250 тысяч образцов. Эта коллекция нашла широкое применение в селекционной практике, стала первым в мире важным банком генов.

Исследования Вавилова принесли ему поистине мировую известность, но на родине над головой ученого уже сгущаются тучи. В году Вавилову запрещают выезд за границу, затем освобождают от должности президента ВАСХНИЛ.
Вавилов был человеком порядочным и далеким от политики, тем более для него было неприемлемо использование политических инструментов в науке.
Многие историки считают, что именно порядочность ученого во многом определила его трагическую судьбу, немаловажную роль в которой сыграли сложные отношения Вавилова с одной из самых неоднозначных фигур российской аграрной науки — Трофимом Лысенко.

В начале 1930-х годов, будучи уже академиком и крупным научным руководителем, Вавилов поддержал работы молодого агронома Трофима Лысенко (в то время сотрудника Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе) по яровизации — превращению озимых культур в яровые путем предпосевного воздействия низких положительных температур на семена.
Вавилов рассчитывал, что предложенный Лысенко метод можно будет эффективно применить в селекции, что позволит полнее использовать мировую коллекцию полезных растений ВИРа для выведения путем гибридизации высокопродуктивных, устойчивых к заболеваниям, засухе и холоду культурных растений.

Однако Вавилов также отмечал, что не стоит рассчитывать на немедленные положительные практические результаты от яровизации, так как ее механизмы не были досконально изучены, а проверка этого метода не была окончена. Он считал яровизацию техническим приемом, требующим экспериментальных проверок, в то время как Лысенко представлял ее как уникальный способ значительного (в 5 раз) повышения урожайности.

В 1934 году Лысенко по рекомендации Вавилова был избран членом-корреспондентом Академии наук УССР и АН СССР. Годом ранее Вавилов представил «теорию стадийного развития растений» Лысенко на соискание Сталинской премии как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие».

Тем временем Лысенко приобретал все больший авторитет у советского и партийного руководства. В1938 году он становится членом Верховного Совета СССР и возглавляет ВАСХНИЛ.

Когда Лысенко возглавил деятельность по разгрому советской генетики, начав с заявления об отрицании законов Менделя и возможности их практического использования в селекционной работе, Вавилов в последовавшей острой дискуссии дал ясно понять, что является его научным противником. В то время в колхозах и совхозах было организовано массовое внедрение яровизации, что, по заверениям Лысенко, должно было привести к существенному повышению урожайности. После ряда экспериментов, показавших неэффективность метода яровизации, Вавилов перестал поддерживать работы Лысенко по яровизации и другие его инициативы и перешел к открытому противостоянию Лысенко в дискуссиях.

В 1940 году Николай Вавилов возглавил научную комплексную экспедицию по западным областям Белоруссии и Украины, присоединенным к СССР в 1939 году. 6 августа, находясь в Черновцах, Вавилов был арестован.
Реакция на арест ученого в научной среде была неоднозначной – одни тут-же окрестили его «шпионом» и «вредителей», другие – их было явное меньшинство – пытались защитить Вавилова.

Следствие в отношении Вавилова продолжалось 11 месяцев. В ходе допросов Вавилов дал показания о том, что занимался вредительством, ему также вменялось в вину то, что он являлся одним из руководителей мифической антисоветской организации «Трудовой крестьянской партии». Согласно протоколу одного из многочисленных допросов, Вавилов полностью признал свою вину. По мнению историков, эти показания Вавилов мог дать лишь после применения к нему пыток.

С сентября 1940 по март 1941 года Вавилов содержался во Внутренней тюрьме НКВД СССР. За это время ученый подготовил рукопись книги по истории земледелия – уникальный труд, в который вошли результаты последних исследований. Впоследствии рукопись была уничтожена по решению органов НКВД, «как не имеющая ценности» вместе с большим количеством других научных материалов, изъятых при обысках на квартире и в институтах, где он работал.
9 июля 1941 года состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР, на котором рассматривалось дело в отношении Вавилова. Заседание продолжалось всего несколько минут в результате, ученый был признан виновным по всем пунктам и приговорен к расстрелу.
23 июня 1942 года Президиум Верховного Совета СССР постановил заменить Вавилову высшую меру наказания 20 годами лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Тяжелые условия содержания в тюрьме подорвали его здоровье, Николай Вавилов дважды находился на лечении в тюремной больнице, перенес тяжелое воспаление легких и дизентерию. В последний год своей жизни Н. И. Вавилов был морально и физически истощен, страдал дистрофией. Итогом всех болезней стал упадок сердечной деятельности – 26 января 1943 году Николай Иванович Вавилов скончался в тюремной больнице. О его смерти близкие узнали лишь спустя несколько месяцев. Ученый был похоронен в общей могиле заключенных, точное место захоронения так и не было установлено.

Имя ученого было тщательно вымарано из всех учебников, его труды долгое время считались «антинаучными». Результаты многолетних исследований и уникальных опытов по генетике и селекции растений с успехом использовали ученые во всем мире, но на родине учение Вавилова фактически было запрещено как «чуждая буржуазная теория «вейсманизма-морганизма». Отечественная генетика оказалась отброшенной на несколько десятилетий назад.

Процесс реабилитации ученого начался в 50-е годы. После реабилитации Президиум Академии наук СССР восстановил его в списках академиков. Ряд ученых предложил создать комиссию по изучению наследия академика Вавилова, его имя вернулось в учебники, была переиздана часть его трудов.
«Ресурсосберегающее земледелие», 5/2010

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.