Иван Мичурин: великий ученый, практик, селекционер

Иван Владимирович Мичурин родился 15 октября 1855 г. в поместье Вершина близ деревни Долгое, Пронского уезда Рязанской губернии. Он был седьмым по счету ребенком, но все его братья и сестры часто болели и умерли еще в малолетнем возрасте. Его мать — Мария Петровна, отличавшаяся слабым здоровьем, умерла в 33-летнем возрасте от горячки, когда Ивану было всего 4 года.

Воспитанием Мичурина занимался его отец, обучался Иван сначала дома, а затем в Пронском уездном училище Рязанской губернии, посвящая все свое свободное и каникулярное время работе в саду. 19 июня 1872 года Иван окончил Пронское уездное училище, после чего отец готовил сына по курсу гимназии к поступлению в Петербургский лицей.



Однако, этим планам не суждено было сбыться — отец неожиданно тяжело заболел, но денег на врачей не было, и вскоре поместье было заложено и ушло за долги. Дядя, Лев Иванович, помог Мичурину определиться в Рязанскую губернскую гимназию. Испытывавшая в то время немалые материальные трудности тетка, Татьяна Ивановна, которая также увлеченно занималась садоводством, взяла на себя заботу об Иване.
Однако в 1872 году за «непочтительность к начальству» Мичурин был исключен из гимназии. Формальным поводом к исключению был случай, когда, здороваясь на улице с директором гимназии, гимназист Мичурин «из-за сильного мороза и болезни уха не успел снять перед ним шапки». Но, как выяснилось позднее, действительной причиной исключения Ивана был отказ его дяди дать взятку директору гимназии.
В 1872 году Мичурин перебрался в Козлов (впоследствии Мичуринск), окрестности которого он не покидал надолго практически до конца жизни.
В конце года Мичурин получил место коммерческого конторщика товарной конторы станции Козлов с окладом 12 рублей в месяц и 16-часовым рабочим днем.
В 1874 году Мичурин занимает должность товарного кассира, а затем и одного из помощников начальника той же станции. В том же году он женился на Александре Петрушиной, дочери рабочего винокуренного завода, в этом браке у него позднее родилось двое детей: сын Николай в 1876 г., и дочь Мария в 1877 г.
Но через год должность помощника начальника станции Мичурин потерял из-за конфликта с начальником станции Эверлингом (из-за «едкой насмешки», как писал в своих мемуарах Мичурин). В 1875 г. Иван Владимирович переехал в г. Ряжск, где стал работать старшим конторщиком товарной конторы железнодорожной станции.
Работая на железной дороге, он имел возможность ознакомиться с состоянием садоводства в центральных губерниях России и убедился в плачевном состоянии этой отрасли: садоводство здесь было делом далеко не доходным, а сады разводили лишь отдельные энтузиасты. Причину этому Мичурин увидел даже не в суровости климата, а в скудности тогдашнего сортимента плодовых культур и малых размерах садов.
И тогда еще совсем молодой Мичурин дерзновенно задумал обновить существующий старый, полукультурный состав плодовых растений средней части России, для чего поставил перед собой две задачи: «пополнить ассортимент плодово-ягодных растений средней полосы выдающимися по своей урожайности и качеству сортами и передвинуть границу произрастания южных культур далеко на север».



Поэтому все свое свободное от работы время Иван Мичурин посвятил работам по созданию новых сортов плодово-ягодных культур.
Свои первые опыты с плодовыми растениям будущий ученый начал еще двадцатилетним юношей, взяв в аренду за 3 рубля в месяц пустующую городскую усадьбу в окрестностях Козлова. В этой усадьбе площадью 130 кв. саженей (около 500 м²) «с небольшой частью запущенного садика», где начал проводить опыты по селекции растений. Там он собрал свою первую коллекцию плодово-ягодных растений в 600 с лишним видов. Работа в саду «съедала» практически весь бюджет семьи Мичуриных, денег не хватало катастрофически. Иван вынужден открыть часовую мастерскую, которая стала источником средств для жизни и научной работы.
— Скоро арендуемая мною усадьба, — писал ученый в своем дневнике, — настолько переполнена была растениями, что дальше не было никакой возможности вести на ней дело.
В начале осени Мичурин переходит на квартиру на Московской улице, с усадьбой и садом. По свидетельству его современника — И. А. Горбунова, через два года Мичурин приобрел с помощью банка этот дом с усадьбой, который тут же заложил из-за отсутствия средств и больших долгов на 18 лет.
В этой усадьбе Мичурин вывел свои первые сорта: малина Коммерция (сеянец Колоссальной Шефера), вишни Гриот грушевидный, Мелколистная полукарликовая, Плодородная и межвидовой гибридный сорт вишни Краса Севера (вишня Владимирская ранняя × черешня Винклера белая). Сюда он перенес всю коллекцию садовых растений с усадьбы Горбуновых. Но через несколько лет и эта усадьба оказалась переполненной растениями.
В начале осени 1887 года Мичурин узнал, что священник пригородной слободы Панское продает участок земли в семи километрах от города, у слободы Турмасово на берегу реки Лесной Воронеж. Вся осень и большая часть зимы 1887-1888 гг. ушли на лихорадочное добывание денег при непосильном, доходившем до изнеможения, труде. После покупки земли в распоряжении Мичурина осталось 7 рублей и большие долги под заклад половины земли. Из-за нехватки средств растения с городского участка члены семьи Мичуриных носили за 7 км на своих плечах. Поскольку на новом участке не было дома, ходили за 14 км пешком, и два сезона жили в шалаше. Работу монтером Мичурин был вынужден продолжать еще один год. С 1888 года этот участок близ слободы Турмасово стал одним из первых в России селекционных питомников.



В конце XIX века в России было распространено мнение, что улучшение сортового состава садов средней полосы можно осуществить путем массового переноса сюда высококачественных южных сортов и постепенного приспособления их к суровому местному климату. Садоводы теряли на этом бесполезном деле многие годы и немало денег. И эту ошибку, кстати сказать, и сейчас повторяют многие наши соотечественники.
Поддался поначалу соблазну такой акклиматизации и Мичурин, который взялся за работу с присущим ему энтузиазмом. И пройдут годы бесплодной работы, прежде чем ученый, проанализировав результаты многочисленных опытов, сделает вывод, что приспособляемость старых, уже сложившихся сортов к новым условиям крайне ограничена, и простым переносом их деревьями или прививками черенков на зимостойкий подвой, акклиматизировать такие сорта невозможно. Совсем иначе получается при посеве семян. В этом случае под воздействие новых условий попадают не саженцы — сложившиеся сорта, а молодые сеянцы, чрезвычайно пластичные растения, обладающие высокой степенью изменяемости и приспособляемости.
В 1893-1896 годах, когда в питомнике в Турмасово уже имелись тысячи гибридных сеянцев сливы, черешни, абрикоса и винограда, Мичурин убеждается в безуспешности метода акклиматизации путем прививки и делает вывод, что почва питомника — мощный чернозем — является слишком жирной и «балует» гибриды, делая их менее устойчивыми к опустошительной для теплолюбивых сортов «русской зиме». Так был сделан решающий вывод: «акклиматизация достижима лишь при размножении растений путем посева семян», причем это посев не любых семян, а полученных от целенаправленного подбора зимостойких родителей и, следовательно, по-настоящему осеверение возможно «только путем выведения из семян новых сортов растений».
Работа с растениями занимала ученого полностью и без остатка – ему часто не хватало времени для реализации задуманного. В 45-летнем возрасте Мичурин установил жесткий режим рабочего времени, который остался неизменным до конца его жизни. Встав в 5 утра, Мичурин до 12 работал в питомнике с перерывом на чай в 8 утра, до получасового обеда в 12 опять работал в питомнике, после чего он тратил полтора часа на чтение газет и просмотр специальных периодических журналов, час на отдых. С 3 до 5 Мичурин работал в питомнике или комнате, в зависимости от обстоятельств и погоды, в 9 вечера ужин на 20 минут, до полуночи — работа над корреспонденциями и затем — сон. Комната Мичурина служила кабинетом, лабораторией, библиотекой, мастерской точной механики и оптики и даже кузницей (изобретенные им инструменты: секаторы, гайфусы, барометры, окулировочная машина и т. п. сохранились до наших дне й). Необходимое оборудование Мичурин ковал и паял при помощи печи собственной конструкции.
Мичурин стал практически отшельником. Он уединился в своей небольшой усадьбе, отказавшись от общения, не связанного с кругом его профессиональных интересов. В частности, он игнорировал разночинную и купеческую среду Козлова того времени. В то же время его переписка с корреспондентами-садоводами и иностранными учеными и число посетителей его питомника постоянно возрастали.



Иностранцы, как это часто бывает, первыми осознали важность и перспективность разработок ученого. Плодовые сорта Мичурина были востребованы иностранными специалистами и занимали значительные площади в США и Канаде. Всеканадский съезд фермеров, собравшийся после суровой зимы, по словам проф. Саундерса, «констатировал, что все старые сорта вишен как европейского, так и американского происхождения в Канаде вымерзли, за исключением «Плодородной Мичурина» из России».
Американцы дважды пытались выкупить коллекцию ученого и предлагали огромные для того времени гонорары и наилучшие условия для его научной деятельности в США, но Мичурин был тверд в своем отказе: его растения могут жить только на российской почве, его дело — для России.
Серьезные коррективы в планы ученого внесла Первая мировая война, а затем удары судьбы последовали один за другим. Летом 1915 году в Козлове в разгар эпидемии холеры умирает жена Мичурина. В этом же году обильный паводок ранней весной затопил питомник, после чего сильные морозы и спад воды разрушили льдом школу двухлеток, предназначенных к продаже. При этом погибли многие гибриды.
Однако Мичурин не бросает работу, находит подтверждение ряда своих суждений и взглядов по закону наследования у растений, методики выведения сортов. Это удержало Мичурина на прежнем уровне его деятельности, позволив Ивану Владимировичу подавить личное горе. Почти каждый номер журнала «Прогрессивное садоводство и огородничество» начинался передовицей Мичурина. В этот период начали плодоносить многие гибриды.
До революции в питомнике Мичурина было более 900 сортов растений, выписанных из США, Франции, Германии, Японии и других стран.
Большую часть своей жизни Мичурин бился в одиночку. Годы уходили, силы истощались, ему все трудней становилось работать в саду. Приближалась безрадостная, одинокая старость и нужда. И, скорее всего, работа по преобразованию российского садоводства была бы прервана, если бы ученый не был поддержан Советской властью.
Не покидая своего питомника в течение всего периода «бурления масс», на другой же день после Октябрьской революции, несмотря на продолжавшуюся на улицах стрельбу, Мичурин явился в только что организованный уездный земельный отдел. Там он встретился с бывшим батраком Дедовым, комиссаром земельного отдела, и заявил ему: «Я хочу работать для новой власти». Последний распорядился в тот же день созвать по делу Мичурина заседание коллегии, обещал поставить в известность Наркомзем и предложил Земельному комитету Донской слободы принять меры к охране питомника. Дедов оказал Мичурину и его семье материальную помощь и помощь продовольствием, и, фактически спас ученого. Народный комиссариат земледелия принял питомник в свое ведение, утвердив Мичурина в должности заведующего им с правом приглашения персонала для более широкой постановки дела.
К весне 1919 года количество экспериментов в саду Мичурина возросло до нескольких сотен. В то же время Мичурин принимал участие в агрономических работах Наркомзема, консультировал специалистов сельского хозяйства по вопросам селекции, борьбы с засухой, поднятия урожайности, посещал местные агрономические совещания.
20 ноября 1923 г. Совнарком РСФСР признал опытный питомник Мичурина учреждением, имеющим государственное значение.



Произошел беспрецедентный в истории случай — работа одного человека стала делом всей страны. По всей стране были созданы научные центры по садоводству, селекции, сортоизучению — институты, опытные станции, опорные пункты. Одновременно были организованы учебные центры по подготовке кадров — от институтов и техникумов до курсов по обучению садовых рабочих. Уже в начале 30-х годов первые ученики Мичурина разъехались по всей стране и в самых разных климатических зонах — в горах, в пустыне, степях и среди лесов — приступили к созданию новых сортов. И они, вместе с Мичуриным, создали ту основу, благодаря которой наша страна по сортовому разнообразию и многочисленности новых для сада культур не имеет себе равных. А потом эту работу продолжит второе и третье поколение последователей И. В. Мичурина. Так будет создан Великий генофонд плодовых и ягодных культур России.
В 1934 году на базе станции создана Центральная генетическая лаборатория, в настоящее время — Всероссийский НИИ генетики и селекции плодовых растений им. И. В. Мичурина (ВНИИГ И СПР РАСХН), занимается разработкой методов выведения новых сортов плодовых культур, селекционной работой. В результате плодотворной деятельности ученого город Мичуринск превратился в общероссийский центр садоводства.



Незадолго до своей кончины ученый написал в своем дневнике:
— Теперь даже самому не верится, как я, со своим слабым, болезненным сложением, мог вынести все это. Только всепоглощающая страсть, до полного самозабвения, могла дать ту невероятную стойкость организму, при которой человек становится способным выполнить непосильный для него труд… Я, как помню себя, всегда и всецело был поглощен только одним стремлением выращивать те или иные растения. И настолько сильно было такое увлечение, что я почти совершенно не замечал многих остальных деталей жизни; они как-то все прошли мимо меня и почти не оставили следа в памяти.
Умер Иван Владимирович Мичурин 7 июня 1935 года.
Константин Сергеев
Ресурсосберегающее земледелие, №1, 2019

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.