«Учитель селекционеров» Дионисий Рудзинский

Селекция растений – одна из самых молодых классических агрономических дисциплин. Одним из тех, кто стоял у истоков науки в России и являлся «пионером российской селекции», был Дионисий Рудзинский – «учитель селекционеров», как назвал его Николай Вавилов.

Дионисий Леопольдович Рудзинский родился 12 мая 1866 г. на хуторе Скопишки Расейнского уезда Виленской губернии (ныне Литва). В десятилетнем возрасте он был отдан в военную гимназию в Москву и по окончании ее зачислен юнкером в Александровскую пехотную школу. В 19 лет, имея офицерский чин, Рудзинский получил назначение в 110-й пехотный Камский полк, стоявший в г. Ковно. Однако служба пришлась не по душе молодому офицеру. В своей «Автобиографии» Рудзинский писал: «Уже будучи юнкером, я возненавидел военную службу; при встречах в лагерях на Ходынском поле со студентами Петровской земледельческой академии крепко засела мысль – отслужить в полку 4 года (обязательных за казенное обучение) и поступить вольным слушателем в Академию, что и осуществил в 1889 г.».

Это решение стало причиной конфликта Дионисия с его отцом. Леопольд Рудзинский искренне радовался, что его сын стал офицером русской армии, достойным продолжателем дворянского сословия, гордостью фамилии. Каково же было удивление и негодование отца, когда узнал, что Дионисий оставил военную службу и стал «волнослушателем» Петровской академии. Он не принял выбора сына и его последними словами были: «Не хочешь быть паном, будешь копать землю! Опозорил отца, знать тебя не желаю!». В итоге Дионисий ушел из дома. Впоследствии они так и не помирились и отцу, который рано ушел из жизни, уже не суждено было узнать, каких успехов добился его сын.

В Петровской земледельческой академии Рудзинского особенно увлекали лекции К.А. Тимирязева по физиологии растений, К.Э. Линдемана по сравнительной анатомии и эмбриологии животных, А.П. Павлова по геологии, а также практические занятия в химической лаборатории. Окончание курса пришлось на 1893 г. – сложное время для академии, когда решался вопрос об ее закрытии «за политическое брожение в ее стенах и теоретический характер преподавания». Рудзинский получил не слишком обрадовавшее его назначение уездным земским агрономом в Кирсановский уезд Тамбовской губернии – должность малоденежную и бесперспективную.

Отправляясь из родных краев в Тамбов и оказавшись проездом в Москве, молодой агроном попал на открытие созданного вместо академии Московского сельскохозяйственного института. Встретившийся ему профессор В.Р. Вильямс, который благосклонно относился к подающему надежды юноше, узнав о весьма прохладном отношении Рудзинского к предстоящей земской службе, предложил вместо этого ехать в Батум – устраивать чайные плантации для известного чаезаводчика Попова. Эта работа вполне устраивала Рудзинского. Здесь он проработал год, после чего молодому агроному поручили проводить химический анализ чайного листа (с целью ранжирования по цене) в лаборатории кафедры общего земледелия МСХИ. А вскоре открылась возможность вновь ехать на юг, теперь в Таврическую губернию, для устройства земской агрономической станции в частном имении Термы под Каховкой. Там уже действовала метеорологическая станция, были произведены посевы на опытном поле, выписаны приборы для химической лаборатории. Проработав некоторое время там, Рудзинский снова оказался в МСХИ, где В.Р. Вильямс предложил ему проводить почвенные исследования на полях орошения под Перервой и необходимые химические анализы сточных и профильтрованных вод в лаборатории.

После этих более чем прозаических занятий в 1898 г. последовали назначения, которые перевернули жизнь Рудзинского. Дионисий Леопольдович стал ассистентом кафедры общего земледелия у В.Р. Вильямса; почти одновременно он оказался хранителем сельскохозяйственного отдела Политехнического музея.
В МСХИ помимо занятий со студентами Рудзинский должен был «высевать на опытном поле коллекцию сортов культурных растений». Коллекционный питомник опытного поля стал основой для первого государственного селекционного учреждения – селекционной станции МСХИ.

Рудзинскому было поручено курировать сохранение и пополнение коллекций: в его обязанности входило изучение сортового разнообразия ряда культур и размножение чистосортных семян, получаемых главным образом из-за границы. Как писал в своих воспоминаниях ученый, постепенно эта работа «путем изучения морфологических и физиологических типов, все более и более приближалась к деятельности сортовода, и в 1902 г. был заложен первый селекционный питомник, в котором высевались пшеница озимая и яровая и овес».

Работа с коллекциями сортов действительно увлекла Рудзинского; он не ограничился задачами репродукции и стал проводить массовый отбор лучших растений с целью улучшения посевного материала отдельных сортов. Весной 1902 г. МСХИ направил Рудзинского в Германию для прослушивания курса в университетах и посещения известных семеноводческих хозяйств. Знакомство с немецкими селекционными станциями и знаменитым шведским центром в Свалефе сделали Рудзинского активным сторонником и пропагандистом развития селекции в России. Цель, поставленная ученым, была амбициозна – убедить ученое сообщество и власть в необходимости создания селекционных станций.

В 1902 г. начинается история создания Рудзинским первой государственной селекционной станции при МСХИ. Исходным материалом для Рудзинского послужили сорта сельскохозяйственных растений, семена которых были привезены им из Германии и Швеции (из Свалефа). Осенью на площадках коллекционного питомника Рудзинский заложил первые опытные делянки с озимой пшеницей и овсом (высеяв шведские семена), а в 1903 г. – со множеством других выбранных для селекции культур – картофелем, горохом, рожью, клевером и др. Как писал ученый, эти коллекции «пополнились после специальной поездки по русским хозяйствам в различные районы для собирания материалов». Селекционный питомник на момент своего основания располагал более чем скромной площадью – 1550 кв. саженей, но к 1912 г. имел уже 7,5 десятин земли (которые были частично отрезаны от опытного поля МСХИ, частично — от институтской фермы).

Используя знания, полученные в поездке по станциям Западной Европы, Рудзинский именно из Свалефа «позаимствовал метод индивидуального отбора растений с целью выделения чистых сортов из смеси их (популяций)». По замечанию специалистов-современников, «по своей организации и по методике сортовыведения станция представляет собою в миниатюре шведскую селекционную станцию в Свалефе».

Земельный участок был поделен на основной, или коллекционный питомник, селекционный питомник, где высаживались линии, отобранные из материала коллекционного питомника, контрольный участок для продолжения изучения константности линий и размножения лучших из них, первое и второе поля размножения для выделенных линий в стандартных (максимально приближенных к производственным) условиях.

Объем работ был достаточно велик: например из 3 тыс. образцов озимой пшеницы, собранных из различных регионов России, а также из Западной Европы и США, было получено 8000 представляющих интерес форм, в процессе испытания которых лишь 12 чистых линий были признаны заслуживающими дальнейшей селекции. При этом Рудзинский долгое время работал один: ему помогали лишь 3-4 постоянных рабочих, а в в летнее время – еще 10–12 человек на прополках. Уже к 1908 г. были получены первые сорта озимой пшеницы, представленные Рудзинским на Всероссийскую выставку в Петербурге и получившие Большую золотую медаль.

Шесть лет научные эксперименты проводились за счет средств кафедры. Вопрос о создании специальной семенной селекционной станции при МСХИ в руководстве института обсуждался с конца 1904 г. В 1908 г. станция была официально включена в смету Департамента земледелия Главного управления землеустройства и земледелия, который стал отпускать специальные средства именно на селекционные работы. В 1909 г. появились практиканты. В 1910 г. Д.Л. Рудзинский был официально назначен заведующим селекционной станции при МСХИ с преподаванием курса селекции.
Тогда же Рудзинский был командирован Департаментом земледелия в США для ознакомления с постановкой селекционной и семеноводческой работы. Проехав по университетам и опытным станциям Калифорнии, Северной Дакоты, Миннесоты, а также посетив Канаду, Рудзинский привез домой огромную коллекцию семян зерновых и других культур.

Тем временем в Москве завершилось возведение нового здания и оборудование помещений — станция начала функционировать в качестве полноценного опытного учреждения со штатом сотрудников. В их числе пришел на станцию молодой практикант Николай Вавилов, который выполнял работы по селекции на устойчивость к болезням (мучнистая роса, ржавчина), которые впоследствии были положены в основу созданного им учения об иммунитете растений.
В 1911 г. состоялся I Всероссийском съезде по селекции сельскохозяйственных растений, семеноводству и распространению семенного материала, который сыграл огромную роль в объединении ученых. Разобщенные до этого момента селекционеры впервые встретились на первом профессиональном съезде по селекции.

Дальнейшее, ставшее необычайно успешным, развитие селекции как дисциплины происходило уже в Советской России. Благодаря режиму крайнего благоприятствования селекции и семеноводству со стороны советского правительства за короткий срок – немногим более десятилетия – в стране появилось более 100 селекционных станций или отделений опытных станций. Сам Д.Л. Рудзинский наблюдал этот процесс издалека: в 1922 г. он вернулся в Литву, чтобы в ней заняться созданием селекционных учреждений. Он организовывает Дотнувскую селекционную станцию, проработав там всю оставшуюся жизнь, одновременно с этим занимаясь преподавательской деятельностью в сельскохозяйственной академии Литовской ССР.

Тем не менее, затворником Рудзинский не был – много ездил по стране, выступал с лекциями. Кроме этого, его никогда не забывали коллеги: ученого пригласили на знаменитый Всесоюзный съезд по генетике, селекции семеноводству и племенному животноводству в 1929 г.

На съезде Рудзинский был назначен почетным председателем и мог наблюдать итог той работы, у истоков которой когда-то стоял и он сам. В 1946 г. «за выдающиеся заслуги в деле выведения высококачественных сортов сельскохозяйственных культур и организации селекционной работы», Рудзинский был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
Скончался Дионисий Рудзинский 25 ноября 1954 года в Дотнуве, в возрасте 88 лет.
Константин Сергеев

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.