Владимир Косов: «Главное в прямом посеве - стабильность в производстве и более низкая себестоимость продукции»


ООО «АгроЭлит» находится в Шигонском районе на северо-западе Самарской области. С 2013 года в хозяйстве применяется прямой посев. По данной технологии сегодня на полях предприятия возделывается более десятка сельхозкультур.

«Нулевую» технологию обработки земли директор сельхозпредприятия Владимир Косов применяет четвертый год. От традиционной технологии Владимир Алексеевич уходил осознанно и целенаправленно: начинал с нескольких полей, понемногу. Сначала работал по минимальной технологии с дискованием почвы, затем приобрел сеялку для прямого посева и начал пробовать работать по «нулю» на зерновых культурах. В результате в 2016 году фермер полностью отказался от плуга и перевел все хозяйство на прямой посев.

На сегодняшний день в хозяйстве на общей площади 8 тыс. га по прямому посеву выращиваются озимая и яровая пшеница, ячмень, подсолнечник, горох, нут, лен, кукуруза на зерно, эспарцет, донник, люцерна, гречиха, которые на не самых плодородных землях дают стабильные урожаи. Более того, в хозяйстве полностью отказались от паров. При этом ООО «АгроЭлит» является одним из передовых хозяйств района и области.

— Владимир Алексеевич, расскажите, как вы пришли к нулевой обработке почвы?

— На прямой посев мы перешли не от хорошей жизни, а в стремлении найти оптимальную технологию для растениеводства в наших непростых почвенно-климатических условиях. Мы находимся в зоне рискованного земледелия (как, впрочем, практически все хозяйства Поволжья), для нас не редкость то сильные засухи, когда «горят» урожаи, то проливные дожди, заливающие посевы.

Добавьте к этому наши не самые богатые песчаные почвы (у нас в хозяйстве всего лишь 1000 га относительно хороших земель), холмистый рельеф и поля со склонами, овраги и эрозию почвы, плюс недостаточное количество осадков. Все это заставляет нас самым серьезным образом заниматься сбережением влаги, ресурсов и самой почвы, максимально снижать расходы на технику и ГСМ. В этом смысле технология прямого посева стала для сельхозпредприятия настоящей находкой.

— Применение новых технологий на практике всегда требует глубоких знаний. Где вы учились прямому посеву?

— По большому счету, я – самоучка (как и большинство фермеров в России, практикующих прямой посев — Прим. ред.). Знания я добывал самостоятельно, буквально по крупицам, через интернет, специальную литературу, общался с коллегами, и на личном опыте, конечно.
За практическим опытом применения данной технологии пришлось в 2014 году даже съездить в Аргентину, где фермеры более 30 лет работают «по нулю». Многое, увиденное там, пригодилось мне при внедрении данной технологии в своем хозяйстве.

— Что, по вашему мнению, главное в технологии no-till?

— Главное в прямом посеве – это смена парадигмы мышления. Важно понимать, что прямой посев – это не просто отказ от вспашки, это целый комплекс сопутствующих агроприемов. Отказ от вспашки предполагает химическое уничтожение сорняков — значит нужно продумать систему внесения гербицидов и фунгицидов. Практики — как у нас, так и в Аргентине — говорят, что первые два-три года в прямом посеве з без должной химизации не обойтись. Со временем, когда исчезнут многолетние сорняки, средств защиты растений потребуется меньше.

Еще одна проблема – образование плужной подошвы и переуплотнение почвы из-за многолетнего применения плуга и многочисленных проходов тяжелой техники по полю. Для ее решения мы не прибегаем к чизелеванию — как это популярно у фермеров США — разуплотнение почвы мы осуществляем естественным, биологическим путем – через включение в севооборот культур с мощной корневой системой, таких как донник, эспарцет.

С этой целью второй год нами активно используются бинарные посевы — подсолнечника с эспарцетом, сеяли донник с яровой пшеницей, в следующем году планируем посеять донник с подсолнечником. Это способствует не только естественному рыхлению почвы, но и сохранению ее плодородия. Процесс этот нескорый, реальный результат от бинарных посевов мы увидим года через три, для нас это своего рода вложение в будущее наших почв.
Однако, отмечу, что такое разнообразие культур окупается уже сегодня. Так, вполне востребованными на рынке оказались семена многолетнего эспарцета, который дал 10 ц/га при цене реализации 25 руб. за кг.

— В растениеводстве экономический успех во многом зависит от производственно-технической базы...

— Несомненно, качественная и грамотно подобранная техника в прямом посеве значит очень многое. При использовании этой технологии количество необходимой сельхозтехники значительно меньше, чем при традиционной. Основные машины – сеялка прямого посева, агрегатированные с трактором, опрыскиватель и зерноуборочный комбайн с разбрасывателем соломы и пожнивных остатков.
На сегодняшний день у нас в хозяйстве имеется более двух десятков единиц современной высокопроизводительной сельхозтехники.
Так, для посева зерновых культур используются сеялки DMC Primerа и John Deere 1890 с монодиском, еще в этом году на пробу взяли трехметровую сеялку Дон 114, оснащенную колтерами двухдисковыми сошниками.

На пропашных культурах работают восьмирядные посевные агрегаты Kinze-3000 и John Deere 1780. Есть у нас два трактора «восьмерки» и одна «шестерка» от John Deere, Беларусы — МТЗ 1221и МТЗ 82.
Есть у нас прицепные опрыскиватели UR 3000 и UG 3000 от Amazone, самоходный «Туман 2».
С переходом на прямой посев пришлось пересмотреть свои взгляды не только на посевные агрегаты, но и на комбайны – важно не только хорошо посеять, но и качественно и с наименьшими потерями убрать урожай.

Поэтому мы в первую очередь избавились от наших Нив и Енисеев. Теперь у нас работают четыре комбайна John Deere, два Acros 595+ и пара комбайнов Vector. Все комбайны оборудованы разбрасывателями соломы и, что немаловажно — разбрасывателями пожнивных остатков: теперь все что идет с решетного стана (мякина) также равномерно разбрасывается по полю.

В этом году на комбайны Vector мы установили навесные очесывающие жатки от ОАО «Пензмаш». Убирали ими яровую пшеницу, ячмень и лен – результатами мы остались довольны. В отличие от традиционной жатки, которая косит под корень и оставляет поле без какой-либо растительности, очесывающая жатка оставляет пожнивные остатки. Эта высокая стерня имеет огромную ценность с точки зрения защиты почв. Сохранение влаги в почве благодаря удержанию снежного покрова, защита почвы от прямых солнечных лучей — важнейшие преимущества метода очеса. Я считаю, что для районов, где часто случаются засухи и норма осадков невелика — этот прием является ключевым.

— Скажите, сколько человек занято у вас в производстве?

— Коллектив у нашего хозяйства невелик — 22 человека. Высокопроизводительная техника и сокращение рабочих операций в поле в рамках «нуля» делают свое дело: при традиционной технологии со вспашкой на наших площадях людей потребовалось бы втрое больше. В итоге сокращаются расходы на заработную плату, появляется больше свободного времени, что также позволяет работникам совершенствовать свои знания. Учитывая то, что проблема с кадрами на селе стоит очень остро, это является еще одним плюсом технологии.

— Опыт доказывает, что успешность прямого посева напрямую зависит от грамотного применения минеральных и микроудобрений. Расскажите об использовании удобрений в вашем хозяйстве?

— Основные удобрения у нас вносятся под зерновую группу: под озимую и яровую пшеницу вносим сложные удобрения аммофос и в этом году внесли азотно-фосфорное серосодержащее удобрение (NPS), на подкормки для озимой пшеницы применяли аммиачную селитру.

С недавних пор мы занимаемся также некорневым питанием растений. С этой целью мы используем испанский препарат Atlante (жидкое удобрение с содержанием фосфора и калия в наиболее доступной для растений форме фосфита калия, обладающее иммунопротекторными свойствами) и отечественные препараты от «Щелково Агрохим», которые вносим на зерновые культуры по вегетации. В 2016 году вносили по листу на кукурузу цинк.

— Скажите, какие урожаи вы получаете по прямому посеву?

— Опыт прямого посева у нас все же небольшой, мы много экспериментируем с культурами-предшественниками. Но, тем не менее, результаты уже есть. Так, озимой пшеницы в 2016 году мы получили на круг 23 центнера с га. В 2015 г. в условиях достаточно сухой осени озимая пшеница на различных полях сеялась по разным предшественникам: гороху, ячменю, эспарцету, льну.

В итоге самый низкий урожай мы получили по гороху, т.к. осенью осадков не было, а горох взял всю влагу из почвы и для полноценного развития пшеницы ее не хватило, в итоге всходы были разреженные, не дружные. В разрезе урожайности по различным предшественникам минимальный урожай мы получили после гороха – 18 ц/га, максимальный результат имели после гречихи – 54 ц/га.
Мы учли этот опыт и в этом году засеяли озимую пшеницу по гречихе — всходы осенью выглядели очень неплохо.
По кукурузе в 2016 г. мы получили 40 ц/га, подсолнечник дал15 ц/га. Эти цифры вполне сравнимы со средними показателями по району, по ряду культур у нас они на 10-15% выше, хотя наши земли заведомо хуже.
В целом прошлый год нельзя считать показательным: осадки были, засухи мы не наблюдали, поэтому по классике и прямому посеву получились близкие по значению урожаи. А прямой посев демонстрирует большую урожайность, по сравнению со вспашкой, именно в засушливые годы.

При этом я хочу отметить, что в целом мы не стремимся к высокой урожайности и рекордных урожаев нам не нужно. Гораздо важнее экономика сельхозпроизводства: стабильность и более низкая себестоимость продукции.
Еще в Аргентине, общаясь с фермерами, я заметил, что в большинстве своем они не гонятся за высокими цифрами урожая, а делают ставку на себестоимость продукции. В этом, по моему мнению и есть основная идея прямого посева – не получать урожайность любой ценой, а иметь стабильный урожай с наименьшими затратами.

С переходом на прямой посев я отметил сокращение затрат труда, экономию горюче-смазочных материалов, снижение нагрузки на технику.
Так, по прошлому года на гектар у нас ушло топлива (с учетом всех операций на поле, вместе с уборкой и даже перевозкой зерна) — максимум 25 литров. При традиционной технологии у нас без транспортировки зерна уходило не менее 50-60 литров.

Как результат – происходит снижение себестоимости продукции, что является главной задачей прямого посева.
Мы получили возможность стабильно работать, можем позволить себе приобретать современную недешевую по нынешним временам технику, развивать производство. Планов у нас много. Мы всерьез планируем заниматься семеноводством, В ближайшем будущем мы планируем заниматься семеноводством, для которого большое значение имеет высокое качество семенного материала, для чего приобрели новый ЗАВ, сушилку для зерна, строим семенной завод для подработки семян.

Когда мы пахали, ни о каком развитии и речи не могло идти. Я уверен, что за прямым посевом – будущее, работая по устаревшим аграрным технологиям, фермеры неизбежно будут нести убытки, теряя не только деньги, но и растрачивая гораздо более ценный ресурс – почву и ее плодородие.
Марат Сафиулин (Ресурсосберегающее земледелие, №4, 2016)

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.