Александр Федоренко: «Успешность прямого посева - в соблюдении основных принципов здоровья почвы»


Шесть лет назад в ООО «Олимп» полностью отказались от обработки почвы и перешли на технологию прямого посева. В последние годы при возделывании бизнес-культур здесь значительно снизили уровень применения минеральных удобрений и пестицидов, полностью отказались от фунгицидных обработок.

О том, как повлияли эти решения при системном внедрении прямого посева на экономику хозяйства, а также на состояние почвенного плодородия и здоровье почвы нашему корреспонденту рассказал директор ООО «Олимп» Александр Федоренко.
— Александр Иванович, расскажите, какие культуры возделываются в Вашем хозяйстве по технологии прямого посева, какие севообороты при этом Вы используете?
— На сегодняшний день «по нулю» в хозяйстве на 650 га возделываются пять товарных культур: озимые ячмень и пшеница, кукуруза, подсолнечник и горох. Такой выбор неслучаен: мы постарались сформировать набор, в котором есть все компоненты для сбалансированного севооборота: это злаки и широколистные культуры (как теплолюбивые, так и холодостойкие). Чуть позже я поясню, почему так важно в севообороте важно иметь все 4 вида культур, и почему возделывание монокультуры – пусть даже самой привлекательной по цене – опасно и вредно как для экономики хозяйства, так и для основного ресурса агрария – почвы.
Итак, у нас применяется трехпольный севооборот с пятью культурами. В первый год на первом поле мы сеем озимые — пшеницу и ячмень, при этом на ячмень приходится лишь треть полей. Сразу после уборки ранних колосовых мы сеем покровные культуры: в день уборки, как только комбайн, оборудованный измельчителем соломы, скосил озимые, тут же следом за ним идет сеялка и сеет смесь покровных культур — как правило, 8-10-компонентый микс.
Посевом этих миксов мы решаем очень характерную не только для нас, но и для всех аграриев проблему: вносим баланс в состав почвенной биоты, разбалансированный выращиванием товарной монокультуры.
Если вы посмотрите вокруг, то увидите, что полное преобладание одной культуры на каком-либо участке почвы неестественно для природы. Это всегда результат искусственного вмешательства человека, а для природы характерно разнообразие различных видов.
Человек в погоне за прибылью часто губит почву, истощает ее, сокращает состав почвенной биоты, каждый вид микроорганизмов в которой находится в тесном симбиозе с конкретным растением-хозяином. Растения, фиксируя углерод и «опуская» его к корням, доставляют его адресно: от конкретного вида растений его потребляет только определенный вид биоты. Выращивая монокультуру, мы поддерживаем только один вид растений и один вид биоты, при этом мы угнетаем все остальные почвенные микроорганизмы. Почвенная биота от выращивания монокультуры очень скудеет, в итоге это приводит к истощению и дисбалансу в почве. Очевидно, что для того чтобы разнообразить почвенную биоту и увеличить ее массу, необходимо одновременно выращивать несколько видов растений. Учитывая, что один вид растений поддерживает одно сообщество микроорганизмов в почве, получается, что сколько растений мы сажаем, ровно столько сообществ почвенных микроорганизмов и поддерживаем.
Создание миксов покровных культур – это попытка подражать природе, поэтому в их состав мы постарались включать представителей всех 4 типов культур: злаки и широколистные культуры холодного и теплого периодов. Рецепт этот не оригинален — в мировой практике данный прием применяется повсеместно.



Главное при этом понимать, для чего ты это делаешь и почему именно на обеспечение здоровья почвы сегодня направлен основной фокус. Баланс при этом – это ключевое понятие. Приведу простую аналогию: как известно, человеку для нормального жизнеобеспечения не нужно много еды — вредно есть много, но еще вреднее – питаться однообразно. Мы в своей повседневной жизни не питаемся только одним хлебом: человек нуждается в овощах, мясе, молочных продуктах. Также и для почвы, как живого организма, необходимо разнообразие в питании. Высевая миксы покровных культур мы даем возможность почвенной биоте разнообразить свою «диету».
Но есть при этом нюанс, которого многие не знают: если росли на поле ячмень или овес – злаки холодного периода, то в смесь, засеваемую после уборки этих культур, злаки холодного периода нужно либо добавлять в минимальном количестве, либо вообще от них отказаться. Потому что в течение продолжительного периода поле получало злак холодного периода, и теперь его нужно минимизировать, чтобы сбалансировать почвенную биоту, поэтому в миксы я добавляю много широколистных культур холодного теплого периодов и немного теплолюбивых злаков.
Вернемся к севооборотам: весной на втором поле мы сеем кукурузу. Убираем ее в осень и весной поле снова делим поле на 2 части: высеваем на одну подсолнечник, на другую часть — горох. Затем опять возвращаемся к озимым злакам. Но на сегодняшний день данный севооборот меня не устраивает, и в ближайшее время я буду его совершенствовать.
— Чем Вас не устраивает данный севооборот, на первый взгляд, система, построенная в Вашем хозяйстве, достаточно сбалансирована?
— Дело в том, что после озимой пшеницы я стал получать много растительных остатков и одновременно перестал получать хороший урожай кукурузы. Особенность кукурузы в том, что она очень требовательна к уровню питательных веществ — особенно ей нужен азот. А присутствие на почве большого количества растительных остатков приводит к тому, что доступный азот идет на их разложение. Поясню: деструкция происходит естественным путем: мы дали почве в виде пшеничной соломы много углерода и мало азота, поэтому почвенные микроорганизмы, отвечающие за разложение остатков, для своей жизнедеятельности мобилизуют весь азот из почвы. В итоге кукуруза страдает от азотного голодания.
— Возможно, в этом Вам могут помочь препараты-деструкторы для разложения растительных остатков, которые уже имеются на рынке?
— Мы принципиально не используем деструкторы для разложения остатков или препараты для азотфиксации. В почве есть все для того, чтобы обеспечивать растения питанием и защищать от болезней, нужно дать возможность почвам восстановиться и самим сбалансировать состав и необходимое количество как азотфиксирующих бактерий, так и деструкторов. Этот процесс вполне реален – в мировой практике этому есть масса доказательств, но он занимает достаточно длительное время. Вообще плодородие почвы уничтожить легко, а вот восстановить его – занятие долгое.
— Отказавшись от обработки почвы, Вы уже сделали серьезный шаг по сохранению здоровья почвы…
— Я в целом против любого вмешательства в почву и стараюсь на своих полях его минимизировать. С переходом на прямой посев я серьезно пересмотрел свои взгляды на сеялки. Для нужд хозяйства под данный набор культур нам нужны были две сеялки для прямого посева пропашных и зерновых культур. Мы приобрели аргентинские сеялки Gherardi, оснащенные колтерными дисками, которые обрабатывали почву в узкой полосе. Однако позднее от колтеров мы отказались и уже третью посевную работаем без них. У нас нет мощного слоя пожнивных остатков — мы сеем в стерню, которую предварительно стараемся срезать повыше. Не нужны большие усилия для рабочих органов, почва покрыта полуразложившимися остатками прошлого и позапрошлого года, посев идет в них без проблем. Сегодня обе сеялки Gherardi оснащены двойными диском (внешне похожи на ‎Great Plains): пропашная с междурядьем 70 на 8 рядов с шириной захвата 5,6 метра и пяти метровая зерновая сеялка на 26 рядов.
— Какие семена и гибриды Вы используете?
— При посеве пшеницы мы использовали северо-донецкие и краснодарские сорта. В позапрошлом году, когда мы стали получать по пшенице 50-60 ц/га, сорта северо-донецкой селекции показали высокую склонность к полеганию, поэтому их заменили на сорта краснодарские, с более короткой и жесткой соломиной. При этом мы стараемся при уборке работать по высокому срезу — убираем только колосья, поэтому остается стерня (высотой почти по колено), которая остается в поле.



Кукурузу мы сеем тоже краснодарскую. Но из-за того, что кукурузу мы сеяли после пшеницы (как я уже говорил), мы никогда не имели высоких урожаев из-за недостатка питания. И чтобы выходить на рентабельность, мы были вынуждены покупать дешевые семена.
Подсолнечник у нас фирмы «Пионер», устойчивый к заразихе. С ним мы работаем по технологии «Экспресс»: я не имею возможности проконтролировать сорняки в междурядьях, а данная технология позволяет мне иметь своего рода страховой вариант, когда я могу зайти в поле и обработать подсолнечник.
— Скажите, с какими нормами высева Вы работаете?
— У нас часто не бывает идеальных условий для того, чтобы растение могло реализовать полностью весь свой природный потенциал. Имея достаточно засушливую осень, мы не всегда можем получить нормальное количество колосьев на гектар, поэтому от сильно заниженных норм высева мы отказались. Нужно сказать, что это решение не было спонтанным: ему предшествовал ряд практических опытов по нормам высева, когда мы сеяли по 80, 100 и 150 кг на га и смотрели, какая норма дает нам максимально стабильный урожай. Оказалось, что оптимальной для нас является норма высева пшеницы в 120 кг/га.
Отмечу, что этот показатель для нас не догма и норма высева в зависимости от погодно-климатических условий у нас меняется. Если условия благоприятные и посев ранний, то эту норму можно снижать. Чем позже мы выходим в поле, и чем менее благоприятны условия для посева, тем норму высева мы повышаем — бывает, что и 200 кг/га семян пшеницы сеем. Это вполне оправдано, на мой взгляд, т.к. в условиях засухи я часть семян неизбежно потеряю.
По кукурузе норма высева составляет около 70-60 тыс. семян на га (20-25 кг в зависимости от фракции зерна), подсолнечник – 60 тыс. семян на га (около 4 кг).
— Какие химические препараты вы используете для защиты растений?
— Если говорить о химии в целом, то весной мы используем баковую смесь глифосата (в небольших количествах) с препаратами групп 2,4-Д перед посевом кукурузы и аналогичную смесь с трибенурон-метилом под подсолнечник.
По вегетации кукурузу обрабатываем баковой смесью: вносим 2,4-Д и противозлаковый препарат. При выращивании гороха я не применяю минеральных удобрений, использую только селективный гербицид по вегетации и 1-2 инсектицидные обработки.
При этом мы отказались от фунгицидов полностью и с прошлого года не протравливаем семена кукурузы и пшеницы.
— Скажите, как Вам удалось снизить уровень применения химических препаратов в хозяйстве?
— Как известно, мы начинаем бороться с болезнью тогда, когда она уже есть и все ее признаки налицо. Вот тогда мы и начинаем искать «таблетку» для ее лечения. Не важно, какой «для лечения» будет применяться препарат — химический или биологический, в любом случае мы вынуждены реагировать на ситуацию.



Это неправильный по сути своей тип мышления: ведь проблема заключается не в болезни и симптомах, а в причине, ее вызвавшей. Проблема — в неправильном управлении почвой. Если правильно и грамотно управлять почвой, то не будет у нас головной боли ни с сорняками, ни с болезнями, ни с уровнем питания. Здоровая почва, как я уже говорил, способна прокормить растение и обеспечить ему защиту. Болезни и вредители – это, я считаю, результат засилья монокультуры в севообороте. Если разнообразим севооборот, уменьшим ее площади, проблем станет меньше. При этом, если говорить, например, о пшенице, то нужно в севообороте в целом уменьшать злаки холодного периода (снижать, например, посевы того же ячменя), и неважно яровые или озимые это культуры. Как только я уменьшил площадь под злаками до одной трети и изменил севооборот (теперь любой злак холодного периода приходит у меня на поле через 2 года) и начал высевать покровные культуры, я сбалансировал почву. В итоге у меня болезней и вредителей стало гораздо меньше и пшеницу я получаю без особых проблем.
— Вы упомянули, что не используете удобрения на горохе, а как обстоят у Вас дела с применением минеральных удобрений в целом?
— В целом я постепенно отказываюсь от минеральных удобрений. Исключением на сегодняшний день является озимая пшеница – под нее мы вносим перед посевом осенью около 80 кг аммофоса и весной осуществляем 1-2 подкормки: по мерзлоталой почве вносим около 100 кг аммиачной селитры, а вторую подкормку (при необходимости) крупной каплей по листу или почвенно — жидким удобрением КАС (около 150 кг/га).
— Какой была урожайность культур в Вашем хозяйстве?
— Если говорить по пшенице, то в прошлом году я получил урожай на уровне средне районного показателя — 33 ц/га, подсолнечник дал около 20 ц/га — это чуть больше среднего по району.
Вот с горохом и кукурузой была беда. Дело в том, что осадки у нас крайне неравномерно распределены по году, самые сухие месяцы — июль-август. Год от года с влагой у нас ситуация очень неоднозначная: два года подряд были очень благоприятными — все наши аграрии били рекорды и были счастливы. Но в прошлом году природа решила отыграть назад — условия были очень жесткими: на некоторых полях с 15 апреля по 15 ноября не было ни одного дождя. В итоге горох дал 6 ц/га, кукуруза – 13 ц/га кукуруза. Впервые за все эти годы мы получили такую низкую урожайность — по сути, за гранью рентабельности. В обычные годы кукурузы всегда давала около трех тонн, гороха получали более двух тонн.
— Что нужно для того, чтобы прямой посев стал успешной технологией для российского растениеводства?
— Для начала нужно понять, что прямой посев – это не просто уход от обработки почвы, это целая аграрная философия, подразумевающая системность и долгосрочность. Нельзя применять один только принцип – отказ от вспашки, нужно уделять внимание и сбалансированному севообороту, и покрову почвы, и сохранению почвенной биоты. Все эти принципы важны, их нужно использовать комплексно и методично — и тогда будет успех. Нельзя отказавшись от обработки оставить без изменения остальные элементы системы, в этом случае эффект может оказаться обратным: будет и почва переуплотняться, будут появляться и прогрессировать болезни, уровень питательного вещества в почве будет падать, будет теряться почвенный углерод. Очень важно найти баланс и применить все эти принципы на практике. Если им следовать, можно улучшить здоровье почвы и постепенно отказаться от минеральных удобрений и пестицидов, получать качественную продукцию, развивать свой бизнес и жить в гармонии с природой.
Марат Сафиулин
Ресурсосберегающее земледелие, №1, 2019

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.